Гонорара успеха сколько процентов

Особенности решения вопросов по теме: "Гонорара успеха сколько процентов". Здесь вы найдете полное описание темы и советы профессионалов. Если у вас имеются нюансы на счет которых нужна консультация, то обращайтесь к дежурному сотруднику.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Читайте так же:  Восстановление получения льготной карточки на проезд

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

[2]

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

Верховный суд узаконил гонорар успеха

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам Конституционного суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Читайте так же:  Анонимная жалоба на нарушение т к

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным – здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью и взыскали с ответчика основной долг – 732 000 руб., а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900 000 руб. Решение устояло еще в двух инстанциях: в 18-м ААС и АС Уральского округа.

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

Полагаем, что это делает гонорар успеха полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

Новые риски гонорара успеха

Новые риски гонорара успеха. В каких направлениях работать объясняет управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев.

Легализация гонорара успеха в законе об адвокатуре не избавит эту форму оплаты юридической помощи от всех проблем. Напротив, это старт для обращения к более глубокой и серьезной проблематике, нежели ответ на вопрос: «Быть или не быть гонорару успеха?».

Любая форма оплаты юридической помощи должна соответствовать общим требованиям к вознаграждению юридического советника, адвоката: разумности и обоснованности.

В отношении повременной оплаты вознаграждение соответствует требованиям разумности и обоснованности, если для его определения применены рыночные, обычные, экономически подтвержденные ставки, а также учтено разумное время, необходимое для выполнения поручения с высоким качеством.

Но как адресуются эти требования к гонорару успеха?

В отношениях доверитель – юрист вопрос актуален в аспекте контроля за расходованием средств. Руководители юридических департаментов многих компаний отказываются от заключения договоров с условием о гонораре успеха прежде всего из-за того, что предвидят сложности с обоснованием аудиторам и другим контролерам разумности, деловой целесообразности выплаты соответствующих сумм.

Нельзя исключить и интерес правоохранителей. В последнее время участились обвинения юристов компаний и консультантов в хищениях, мошенничестве путем завышения стоимости юридической помощи и т.п.

Гражданско-правовой аспект отношений доверителя и юриста по гонорару успеха не столь неопределен. Доктрина свободы договора вносит определенную ясность, преимущественно в бизнес сфере. Здесь доверитель – как правило, юридическое лицо, сотрудники которого обладают необходимыми профессиональными знаниями. В современных условиях и рыночная сила зачастую не на стороне юриста, так что он не воспринимается сильной стороной в отношениях, навязавшей условие о гонораре успеха. Так что в его руках козыри при истребовании с доверителя невыплаченного гонорара.

Со всей остротой тема разумности и обоснованности гонорара успеха звучит в отношениях с третьими лицами.

Видео (кликните для воспроизведения).

Традиционная конфликтная сфера – взыскание гонорара успеха в качестве судебных расходов. Отсутствие рыночных ориентиров, присущих самому гонорару успеха, привело к варианту, когда одна форма вознаграждения сравнивается с другой, где рыночные факторы более определены.

Суды давно определились с тем, что проигравшая спор сторона ответственна только за вред, который она могла разумно предположить (цивилистическая концепция ожидаемых/предвидимых убытков). Соответственно, может взыскиваться только часть гонорара успеха, соответствующая фактически затраченному юристом времени и рыночным почасовым ставкам.

Эта конфликтная сфера недавно была расширена судебными решениями по спору между УФНС России по г. Москве и Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ).

Концепция предвидимых убытков, де-факто, была распространена и на кредиторов в деле о банкротстве. С той разницей, конечно, что с них расходы на выплату гонорара успеха никто не взыскивает. Но суд поддержал их возражения против уменьшения конкурсной массы на сумму гонорара успеха, выплаченного конкурсным управляющим юристам.

Суд применил эту концепцию, скорее, «интуитивно». Соответствующих обоснований (да и вообще качественных доводов в поддержку принятого решения) в тексте судебного акта нет. Те аргументы, которые приводит суд, несостоятельны и вредны.

Главная опасность решений по этому делу в том, что подобный подход при творческом развитии может быть распространен и на иные отношения. Например, решения менеджмента компании о выплате гонорара успеха станут оспаривать акционеры, заявляя об убытке ввиду сокращения прибыли компании и, следовательно, причитающихся им дивидендов.

Как и юристу, и менеджменту его клиента застраховать себя от рисков подобного развития событий?

Конечно, можно предложить паллиативы, «обходные маневры».

В деле «УФНС-АСВ» гонорар успеха выступал дополнением к почасовой (с очень незначительной ставкой) оплате. Но и это дало повод суду заявить, что труд юристов уже оплачен, а гонорар выплачивается просто так.

Трансформация может состоять в том, чтобы гонорар успеха перестал быть «дополнением». Оплата по часам должна засчитываться в счет гонорара. Почасовая оплата, таким образом, «растворяется» в гонораре успеха и уже нельзя сказать, что он оплачивается дополнительно и не за что.

Другой вариант – установление повышенной стоимости часа при выигрыше дела, при том, что общая сумма вознаграждения не будет превышать установленной доли выигрыша.

Разумность этой повышенной ставки тоже требует обоснования, например, симметрией пониженной и повышенной ставок относительно стандартной ставки.

Но предложенные решения, как и возможные другие, – половинчаты и не исключают рисков.

Выход все же в том, чтобы выработать подходы к подтверждению разумности и обоснованности размера гонорара успеха.

Для этого следует вести работу в трех основных направлениях.

1. Сбор и анализ статистических данных.

Необходимо наладить сбор данных о фактически выплачиваемых гонорарах успеха. Анализ этих данных должен выявить средние рыночные показатели по категориям дел и категориям представителей.

Читайте так же:  Добавки и льготы пенсионерам хмао

Такая работа уже ведется. Можно назвать труд экспертной группы VETA и ФПА РФ «Исследование стоимости по представлению интересов в судах». Удалось собрать значительное количество данных, но применительно только к территории Москвы и Московской области. Безусловно, такую деятельность следует признать необходимой и полезной, ее надо продолжить и расширить.

2. Правовой анализ структурных элементов гонорара успеха.

Гонорар успеха выплачивается за достижение положительного или иного эффекта для клиента, возникшего благодаря действиям юриста. Следовательно, во избежание споров, необходимо определить, какой результат может служить основой для выплаты гонорара успеха.

Объединение корпоративных юристов России (ОКЮР), работающее в настоящее время над Сводом обычаев делового оборота в сфере юридических услуг бизнесу определило, что положительным эффектом для клиента может считаться, в частности:

  • присуждение к взысканию и/или фактическое взыскание в пользу клиента денежных средств;
  • уменьшение предъявленной суммы к взысканию с клиента;
  • уменьшение суммы незаконно доначисленных обязательных платежей, причитающихся к уплате клиентом в бюджет, и отраженных в ненормативном правовом акте компетентного государственного органа;
  • признание (или отказ в признании) сделки недействительной;
  • установление юридически значимого обстоятельства;
  • признание недействительным ненормативного правового акта, решений/действий государственных органов незаконными;
  • заключение клиентом сделки, включая мировое соглашение, которой способствовала работа консультанта;
  • иное (по согласованию между клиентом и юридическим консультантом).

Другой аспект – определение оценочных критериев разумности и обоснованности суммы гонорара. В качестве основных предлагаются такие факторы:

  • сопоставимость вознаграждения с величиной коммерческих и иных рисков клиента и юридического консультанта;
  • новизна и сложность правовых вопросов, затрагиваемых в поручении клиента;
  • срочность выполнения поручения клиента;
  • требуемое время и объем работы, который необходимо выполнить для достижения положительного экономического эффекта;
  • перспективность достижения положительного экономического эффекта;
  • размер почасовых ставок специалистов юридической фирмы;
  • размер и порядок выплаты основного вознаграждения юридической фирмы.

Необходимы дальнейшие исследования структурных элементов гонорара успеха, уточнения их содержания, наполнение его конкретикой.

3. Экономический анализ существа соглашения о гонораре успеха.

Гонорар успеха одновременно служит формой вознаграждения юриста за труд и способом распределения между клиентом и юристом риска ненаступления желаемых последствий.

Экономисты выделяют три структурных части предпринимательского дохода: процент (доля на вложенный капитал), заработную плату предпринимателя и плату за предпринимательский риск.

Нет оснований утверждать, что гонорар юриста, в том числе адвоката, экономически структурируется как-то иначе.

Особенностью гонорара успеха является гипертрофия одной из трех долей – платы за риск. Какой обоснованный размер этой платы?

Можно предположить, что степень риска юриста зависит от величины размера между его обычной ставкой и той, на которую он согласился при работе над рисковым проектом. Но все же не юристы должны исследовать эту тему.

Ответить на этот вопрос могут экономисты, специализирующиеся в соответствующей сфере. Она достаточно развита, поскольку целые отрасли строят свой бизнес на расчете рисков (страхование, игровая индустрия, банковское кредитование).

Юридическому сообществу следует наладить взаимодействие с экономистами с целью совместных исследований вопросов обоснованности гонорара успеха.

Дополнительно необходимо подумать о процедуре согласования договора с условием о гонораре успеха. Например, если юрист трудится над возвращением утраченного имущества в конкурсную массу, то условие о выплате ему гонорара успеха может одобрить комитет кредиторов. Это, возможно, позволить избежать тех рисков, которые возникли в деле «УФНС-АСВ».

Гонорар успеха. Как суды стали относиться к вознаграждению, которое нужно заплатить юристу после завершения судебного процесса?

Недавно стали появляться сообщения о том, что Верховный суд легализовал гонорар успеха (Определение ВС РФ от 26.09.2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018), а Госдума готовится законодательно разрешить адвокатам включать в договоры об оказании юридической помощи условия о вознаграждении, которое зависит от результата оказания услуг (законопроект № 469485-7). Газета «ЭЖ-Юрист» решила разобраться, действительно ли уже можно переходить на включение в договоры условий о дополнительном проценте от взысканной в суде суммы или пока не стоит торопиться.

В 2007 г. Конституционный суд РФ вынес решение, в котором указал, что нельзя включать в договор на оказание юридических услуг вознаграждение, которое зависит от принятия конкретного судебного решения (постановление от 23.01.2007 № 1-П). Несмотря на это, юристы не перестали брать с клиентов гонорар успеха. Это привело к тому, что сейчас крайне сложно предсказать, какой будет результат, если юрист пойдет взыскивать с клиента задолженность в виде вознаграждения по результатам судебного процесса.

Еще больше смуты внесли акты ВС РФ, принятые в сентябре-октябре. В частности, ВС РФ вынес отказное определение, в котором согласился с взысканием с клиента юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика (дело № А76-26478/2018, по иску ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»). В двух других случаях суды тоже взыскали с клиента аналогичное вознаграждение, но ВС РФ отправил дела на новое рассмотрение (дело № 78-КФ19-771 по иску ООО Юридическая фирма «ЛексТерра» и дело № А40-154909/2015 с участием МКА «Кворум»).

Вознаграждение для ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»

Судебным актом, который многие посчитали легализацией гонораров успеха, является Определение ВС РФ от 26.09.2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018. В нем ВС РФ отказал в передаче дела на рассмотрение экономической коллегии ВС РФ. Тем самым он согласился с нижестоящими судами, которые взыскали с клиента в пользу юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу клиента по результатам работы юристов.

Однако это всего лишь отказное определение ВС РФ и из него не следует, что ВС РФ легализовал гонорары успеха. Но, возможно, для формирования судебной практики оно сыграет большую роль.

Суд первой инстанции взыскал с заказчика в пользу юридической компании задолженность в размере 10% от взысканной в суде суммы. Он указал, что условие договора о взыскании вознаграждения не зависело от принятия конкретного судебного решения. Оно предусматривало выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении. Суд отметил, что формулировки договора об исчислении вознаграждения в процентах от взысканной суммы, об основаниях для выплаты вознаграждения не противоречат выводам КС РФ. Также первая инстанция сослалась на позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в постановлении № 16291/10 от 04.02.2014: законодательство РФ не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг.

Читайте так же:  Есть ли льготы пенсионерам на авиабилет

Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ). Президиум ВАС РФ признает противоречащими публичному порядку положения договоров возмездного оказания услуг о выплате вознаграждения исключительно в зависимости от факта принятия положительного для стороны арбитражного спора решения без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя.

Апелляция и кассация оставили это решение без изменения. ВС РФ с ними согласился и отказался передать жалобу на рассмотрение судебной коллегии ВС РФ. Он учел, что целью заключения договора являлось получение правовых услуг в целях взыскания убытков заказчиком, цель была достигнута благодаря юридическим услугам, оказанным юридической компанией, а, подписывая договор, заказчик согласился с его условиями, в том числе с размером и порядком расчетов за оказанные услуги.

Гонорар юридической фирмы «ЛексТерра»

Еще одно дело в отношении гонорара успеха рассматривалось в судах общей юрисдикции и тоже дошло до ВС РФ (30.09.2019, дело № 78-КФ19-771). Юрфирма «ЛексТерра» заключила с клиентом-физлицом договор, по которому она обязалась оказать юридические услуги, в том числе услуги по представительству в судах по вопросу взыскания долга по договору займа. По условиям договора аванс составил 480 000 руб. Далее клиент должен был оплачивать ежемесячно 50 000 руб., а по окончании оказания услуг — премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Суд вынес решение в пользу клиента. Но клиент отказался выплатить юрфирме 10% от взысканной суммы. Юрфирма подала иск к клиенту о взыскании задолженности (более 14 млн руб.). Клиент заявил встречный иск с требованием признать ничтожным условие договора о выплате вознаграждения.

Суд первой инстанции взыскал с клиента задолженность и отказал в удовлетворении встречного требования. Он пришел к выводу об отсутствии оснований для признания этого условия договора недействительным, поскольку размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения стороны определили при заключении договора путем свободного волеизъявления. Эти условия не были поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, которые будут приняты в будущем.

[1]

Апелляция оставила это решение без изменения. Условия договора не противоречили основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст. 779, 781 ГК РФ, так как фактически предусматривали обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора. При этом выплата дополнительного вознаграждения была непосредственно связана с действиями юридической компании, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда. Суд также не принял ссылки клиента на то, что право на вознаграждение у юрфирмы могло бы возникнуть только после фактического взыскания в пользу клиента денежных средств в порядке исполнительного производства (то есть суд деньги взыскал, но фактически их получить не удалось). Он указал, что в договоре речь шла о вознаграждении именно после взыскания денег судом, а не после исполнения судебных актов (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.12.2018 по делу № 33-26774/2018).

ВС РФ направил это дело на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). Он решил, что надо разобраться, чем являлся платеж в размере 10% от взысканной суммы: гонораром успеха или другим платежом.

Гонорар юристов, представляющих интересы АСВ в банкротных делах

Значимым для практики взыскания гонораров успеха также стало дело № А40-154909/2015, по которому из конкурсной массы юристам заплатили вознаграждение более 312 млн руб.

Московская коллегия адвокатов «Кворум» сопровождала процедуры банкротства Пробизнесбанка. По условиям договора стоимость оказываемых услуг состояла из двух частей: фиксированной — в размере 8,5 млн руб. в месяц и переменной — в размере 15% от фактического поступления денег в пользу банка. Кредитор банка подал иск о признании незаконными действий Агентства по страхованию вкладов (как конкурсного управляющего) по перечислению гонорара успеха юристам из конкурсной массы. Он считал, что вознаграждение в размере 15% от фактически поступивших в конкурсную массу банка денежных средств является гонораром успеха, что недопустимо в процедурах банкротства. Суды трех инстанций отказали в иске. Они исходили из того, что расходы на привлечение специалистов для оказания правовой помощи в деле о банкротстве были внесены в смету текущих расходов банка, смета была утверждена комитетом кредиторов, решение которого не было оспорено. Значительный размер израсходованных средств на оплату оказанных услуг был обусловлен большим объемом работ и сложностью задач по правовому сопровождению ликвидационных процедур.

Суды отклонили довод о квалификации этой части вознаграждения как «гонорара успеха», поскольку его выплата не зависела от принятия судом положительного решения в пользу банка. Суды признали, что дополнительное вознаграждение является допустимой частью договора об оказании юридических услуг и является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные услуги и только в случае пополнения конкурсной массы банка, то есть признается фактическим премированием адвокатов.

ВС РФ рассмотрел это дело 07.10.2019 и направил его на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). При пересмотре суду придется решить, сколько денег теперь нужно вернуть в конкурсную массу.

Адвокатам могут разрешить гонорар успеха

Вопрос о праве на включение в договор гонорара успеха сейчас рассматривается и законодателями. Еще в 2018 г. в Госдуму был внесен законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“», в нем предлагались поправки, в том числе по поводу гонорара успеха.

Госдума приняла этот законопроект в первом чтении 10.01.2019, но с условием, что будут подготовлены поправки. Пресс-служба Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству сообщила, что 1 октября 2019 г. состоялось очередное заседание Рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства, созданной по распоряжению Администрации Президента РФ. Эта рабочая группа поддержала предложение ввести «гонорар успеха» для адвокатов, то есть условие соглашения, согласно которому размер или выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Читайте так же:  Исправление ошибки в фамилии через суд

Адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Пункт 5 ст. 1 законопроекта № 469485-7

Таким образом, в данном законопроекте предполагается, что возможность предусматривать в договорах с клиентами гонорар успеха предоставят только адвокатам.

«Гонорар успеха» не противоречит позиции КС

Суд не только не вводил запрета на «гонорар успеха», но предположил возможность его введения в законодательство об оказании квалифицированной юрпомощи

[3]

Две недели назад Госдума приняла в первом чтении проект федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», который в адвокатских дискуссиях коротко именуют «законопроект Клишаса» – по фамилии одного из его инициаторов.

Практически все положения законопроекта вызвали разное к ним отношение в адвокатском сообществе и породили острые дискуссии. Лишь одна из предлагаемых законодательных новелл встречена единодушно – это норма о введении в адвокатскую практику «гонорара успеха».

Однако профильный комитет Государственной Думы весьма сдержанно высказался по отношению к этой поправке, отметив, что установление зависимости вознаграждения адвоката от результатов оказания юридической помощи «должно быть согласовано с позицией Конституционного Суда».

Действительно, нередко в юридических дискуссиях приходится слышать высказывания, что КС РФ признал неконституционным «гонорар успеха». Но действительно ли это так?

Давайте обратимся к первоисточнику – Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью “Агентство корпоративной безопасности” и гражданина В.В. Макеева» (далее – Постановление № 1-П).

Предметом рассмотрения данного дела был вопрос о конституционности положений указанных выше норм гражданского законодательства, регулирующих обязательства по возмездному оказанию услуг. Применимы ли сделанные КС РФ выводы к соглашению об оказании юридической помощи, закрепленному в ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), в которую предлагаются законодательные дополнения о «гонораре успеха»?

Прошедшая ранее дискуссия о природе соглашения об оказании адвокатом юридической помощи привела к результату, что его нельзя свести исключительно к договору о возмездном оказании услуг. Многие в нем усматривают элементы договора поручения, есть утверждения о комплексном характере этого института, существует обоснование, что соглашение об оказании юридической помощи адвокатом – отдельный вид гражданско-правового обязательства, который нужно закрепить нормативно.

Об этом в обсуждаемом Постановлении говорит и сам Конституционный Суд: «Общественные отношения по поводу оказания юридической помощи в качестве обособленного предмета правового регулирования в действующем законодательстве не выделены, – они регламентируются рядом нормативных правовых актов».

Особенностью оказания адвокатом юридической помощи является и то, что доверитель зачастую заинтересован не столько в самом процессе оказания ему юридической помощи, сколько в достижении определенного правового результата. Довод о важности достижения результата разделяется Конституционным Судом, который указывает, что «спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором «совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности» направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять решение в отношении заявленного требования. Поэтому интересы заказчика, зачастую не ограничиваясь предоставлением собственно правовых услуг исполнителем, заключаются в достижении положительного результата его деятельности (удовлетворение иска, жалобы, получение иного благоприятного решения), что выходит за предмет регулирования по договору».

Таким образом, с учетом изложенных позиций Конституционного Суда РФ соглашение об оказании юридической помощи адвокатом не сводится к договору возмездного оказания услуг (напомним, что предметом рассмотрения КС РФ были нормы именно этого вида обязательств), то есть Постановление № 1-П не является препятствием для законодательного закрепления возможности включения условий о «гонораре успеха» в соглашение об оказании юридической помощи. Второе, в соглашении для получателя юридической помощи крайне значимым является ее результат, что делает допустимым договорное закрепление этой цели, а также условий о денежном вознаграждении исполнителю (адвокату) в случае ее достижения.

Следовательно, законодательная инициатива о закреплении в ст. 25 Закона об адвокатуре права адвоката включать в соглашение об оказании юридической помощи условие о зависимости вознаграждения от полученного результата – ни в коей мере не противоречит позиции Конституционного Суда РФ.

Более того, сам Конституционный Суд, не признавая возможности «гонорара успеха» в договоре о возмездном оказании услуг отметил, что «этим не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь».

Видео (кликните для воспроизведения).

Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре является именно тем специальным законодательством о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь, в котором и должна найти пристанище норма о «гонораре успеха».

Источники


  1. Неустойка. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 746 c.

  2. Гришаев, П.И. Немецко-русский юридический словарь / П.И. Гришаев, Л.И. Донская, М.И. Марфинская. — М.: РУССО, 2016. — 622 c.

  3. Султанова, А. Н. Организация юридической службы на предприятии / А.Н. Султанова. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2013. — 320 c.
  4. Смолина, Л. В. Защита деловой репутации организации / Л.В. Смолина. — М.: Дашков и Ко, БизнесВолга, 2010. — 160 c.
Гонорара успеха сколько процентов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here