Гонорар процент от взысканных сумм арбитраж

Особенности решения вопросов по теме: "Гонорар процент от взысканных сумм арбитраж". Здесь вы найдете полное описание темы и советы профессионалов. Если у вас имеются нюансы на счет которых нужна консультация, то обращайтесь к дежурному сотруднику.

Суд решил, что юридические услуги не могут стоить больше 15% от суммы иска

Популярное по теме

Налоговики решили, что юридические услуги не могут столько стоить

В 2008 году компания включила в состав внереализационных расходов стоимость юридических услуг в размере 80 млн руб. Эта сумма являлась вознаграждением юрфирмы за взыскание задолженности федерального бюджета, образовавшейся в результате предоставления бесплатного проезда льготным категориям граждан. Услуги включали в себя досудебные разбирательства, подачу иска, представление компании в суде и ведение исполнительного производства вплоть до получения денег на расчетный счет заказчика.

Общая сумма взыскиваемого долга была равна 335 млн, а вознаграждение юристов согласно условиям договора, — 35 процентов от него, то есть 117 млн руб. Решением суда с Минфина было взыскано 195 млн руб., при этом компания заключила с юрфирмой допсоглашение, по которому ее доля от взысканной суммы была увеличена до 41 процента. То есть в итоге гонорар составил 80 млн руб. Однако налоговики в ходе выездной проверки сочли, что 41 процент — это нерыночный уровень гонорара за юридические услуги, и отказались признать такую сумму вознаграждения в составе затрат.

Две инстанции высоко оценили стоимость юридических услуг

Организация обратилась в суд и в двух инстанциях выиграла спор. Но кассация вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Та признала обоснованным расходом не все 80 млн, а лишь 48 млн руб. Апелляция и вовсе снизила сумму учитываемых затрат до 29 млн руб. Именно это решение осталось в силе и было одобрено Верховным судом.

При пересмотре дела первая инстанция по заявлению компании назначила судебную экспертизу для определения рыночной стоимости спорных юридических услуг. Согласно заключению эксперта, размер вознаграждения юристов не должен превышать 15 процентов от суммы иска.

Стоисмоть юридических услуг: почему 15 процентов

Компания пыталась доказать, что произвольное уменьшение судом стоимости юридических услуг до какого-либо предела противоречит публичному порядку. Такие действия расходятся с основными началами гражданского законодательства, допускающего свободу в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству.

Кроме этого общество потребовало назначить дополнительную судебную экспертизу, усомнившись, что в эти 15 процентов входят услуги по ведению исполнительного производства. Ведь в описательной части первого заключения стоимость совокупных услуг определена в диапазоне от 15 до 35 процентов (5–15% + 10–20%). Но в заключении почему-то были выбраны лишь низшие пределы этих значений (5% + 10%).

Однако и здесь эксперты остались при своем: 15 процентов за все. Как отмечено в повторном заключении, это значение согласуется с диапазоном цен, полученным в результате анализа рынка (от менее 5% до менее 35%), и находится примерно в середине этого диапазона.

В итоге Верховный суд подтвердил обоснованность расходов на услуги сторонних юристов лишь в пределах 15 процентов от суммы иска, то есть 29 млн руб. (Определение ВС РФ от 27.07.15 № 307-КГ15-7693)

Решения судов по похожим спорам

В суде нередко оценивается обоснованность размера гонорара успеха, уплачиваемого помимо реальных расходов юристов. Правда, чаще всего с точки зрения его взыскания с проигравшей стороны. Почти всегда суды отказывают в таких исках со ссылкой на информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48. В нем суд указал на недопустимость взыскания с проигравшей стороны затрат, размер которых поставлен в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем. Однако по этим делам можно судить и о «допустимом» размере гонорара успеха. К примеру:

— 700 тыс. руб. за взыскание 14 млн руб. неосновательного обогащения, то есть 5 процентов от суммы иска (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.02.13 № Ф03-136/2013);

— 3 млн руб. за судебную защиту от взыскания 1,5 млрд руб. упущенной выгоды, то есть менее 1 процента (определение ВС РФ от 12.01.15 № 309-ЭС14-3167);

— 1,1 млн руб. за возврат 25 млн руб., излишне взысканных налоговой инспекцией, то есть 5 процентов (постановление ФАС Московского округа от 29.05.14 № Ф05-1907/2013).

«Гонорар успеха»: законность и проблемы налогового учета (Стародубцева И.)

Дата размещения статьи: 21.09.2016

Несмотря на то что такое понятие, как «гонорар успеха», активно используется в практике в договорных отношениях на протяжении ряда лет (введено в 1990-х гг.), до сих пор продолжаются споры о законности таких выплат. К спорам правового характера (возможности взыскания «гонорара успеха» с проигравшей стороны) добавляются еще и налоговые споры, связанные с правом налогоплательщика учесть расходы на выплату «гонорара успеха».

По общим правилам, установленным ч. 2 ст. 110 АПК РФ, расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
Таким образом, в основу распределения судебных расходов между сторонами положен принцип возмещения их правой стороной за счет неправой.
Для защиты интересов в суде компания вправе привлечь сторонних адвокатов, несмотря на наличие в штате собственных юристов. Как правило, штатные юристы компании разрешают споры в трудовом, гражданском законодательстве. Но когда необходимо оспорить налоговые штрафы, возникает потребность в привлечении юриста, специализирующегося на налоговых спорах.
В подобных ситуациях компании заключают договор на оказание юридических услуг, в котором размер вознаграждения зависит от исхода судебной баталии.

Понятие «гонорара успеха»

Согласно сложившейся судебной практике под «гонораром успеха» понимается вознаграждение, которое выплачивается исполнителю не за выполненную им работу по договору об оказании правовых услуг, а ставится в зависимость от принятия судом конкретного судебного акта, желательного для заказчика.
Например, договор возмездного оказания услуг может содержать следующее условие: услуга будет оплачена в определенном размере, если заказчик будет освобожден от налоговых претензий в результате рассмотрения дела. В Постановлении КС РФ от 23.01.2007 N 1-П «гонорар успеха» определяется как плата за конкретное решение суда безотносительно к тому объему работы, который должен выполнить исполнитель по договору.

Правомерность выплаты «гонорара успеха»

Выплата «гонорара успеха» вне закона

Законность выплаты «гонорара успеха»

Читайте так же:  Вернуть деньги за межевание многодетным

Признание «гонорара успеха» в налоговых расходах

Учет предъявленного НДС

Бухгалтерский учет

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Пресса о ВАС РФ

Успешный гонорар // ВАС оценит, можно ли взыскать вознаграждение за победу в суде

Сегодня Высший Арбитражный Суд (ВАС) должен определить, законны ли «гонорары успеха» юристов. Спор касается вознаграждения, выплаченного представителям ЗАО «Аэропорт Внуково» за победу в громком споре по иску ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта “Домодедово”». В этом деле, три раза проходившем первую инстанцию и дважды попадавшим в надзор, аэропорту Внуково удалось защититься от претензий по поручительству на сумму 350 млн руб. (см. здесь). Гонорар юристов, составивший 9,5 млн руб., аэропорт Внуково пытается получить с истца.

Суды первой и апелляционной инстанций взыскали с агентства «Домодедово» 8 млн руб., посчитав чрезмерным количество часов, потраченных юристами в судебных заседаниях. В кассации взыскиваемая сумма была снижена в два раза — до 4 млн руб. Суд исключил ту часть вознаграждения, которая была обусловлена успешным исходом дела в пользу аэропорта. По условиям договора она составила 100 000 евро.

Вывод кассационного суда основывается на известных аргументах о том, что судебное решение не может быть предметом договора и достижение результата не должно быть целью договора оказания услуг. В этом русле двигалась судебная практика, начиная с 1999 года. Тогда ВАС в информационном письме № 48 фактически запретил «гонорары успеха». С законностью такой практики впоследствии согласился и Конституционный суд (КС) в постановлении 2007 года № 1-П.

Впрочем, в последние годы тенденция изменилась. Суды стали более лояльно относиться к вознаграждениям юристов и даже стали взыскивать «гонорары успеха» с проигравшей стороны по делу. Самым известным стало «дело Billa», в котором кассационный суд обязал компенсировать 30 млн руб., из которых 16,5% были выплачены юристам в связи с победой. Тогда тройка судей ВАС не стала передавать дело в президиум, подтвердив правильность такого подхода (история этого дела и практики взыскания «гонораров успеха» приведена в заметке Сергея Будылина).

В споре между аэропортом Внуково и агентством Домодедово ФАС Московского округа не стал следовать новому течению. Поэтому дело пришлось передать в Президиум. В определении (обсуждалось на Закон.ру здесь) судьи высказались за сохранение «гонорара успеха», постаравшись, однако, заменить этот термин выражением «условное вознаграждение». Позицию КС о невозможности взыскания таких гонораров судьи ВАС ограничили случаями вынесения «положительного… решения суда без совершения определенных действий… со стороны исполнителя», «без фактического оказания юридических услуг». Такое вознаграждение «противоречит публичному порядку».

Когда услуги действительно оказывались, по мысли судей, «гонорары успеха» запрещать нельзя — их надо оценивать с точки зрения разумности. И здесь можно учитывать «качество юридических услуг», включая знание юристами «законодательства и судебной практики, владение научными доктринами, знание тенденций развития правового регулирования… в отечественной правовой системе и правовых системах иностранных государств».

В определении приведен политико-правовой аргумент в пользу такого подхода: это будет способствовать повышению качества представительства в судах. К тому же благодаря этому профессиональные представители будут поставлены в равное положение с корпоративными юристами и госслужащими, «имеющими потенциальную возможность премирования за успешное выполнение заданий».

В этом деле «премия» представителей составила более половины вознаграждения. Это намного больше, чем в «деле Billa». Если Президиум поддержит позицию тройки судей, пределы разумных «гонораров успеха» будут существенно расширены. Но останется открытым вопрос, может ли цена услуг юриста целиком состоять из такого гонорара.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Читайте так же:  Где делают памятники вов бесплатно

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Видео (кликните для воспроизведения).

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

[2]

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте так же:  Как найти свой авиабилет по фамилии

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

Гонорар успеха: позиция судов и практика взыскания

Вопрос о применении так называемого «гонорара успеха» в договорах об оказании юридических услуг на сегодняшний день является весьма важным. Гонорар успеха, являясь весьма распространённым способом оплаты юридических услуг, до сих пор не урегулирован законодателем. Законопроект о гонораре успеха, внесённый в Государственную Думу РФ в 2007 году так и не был принят и касался поправок только в закон об адвокатуре. Что касается судебный практики по данной проблеме, то она довольно противоречива.

В целом, в арбитражной практике по разрешению споров, касающихся выплаты гонорара успеха, сложилось два принципиально разных подхода к этому вопросу. Иногда условие о гонораре успеха признаётся судами допустимым и подлежащим судебной защите (см., напр., Решения Арбитражного суда г. Москвы от 26.07.2011 г. по делу № А40-28035/2011, от 28.02.2011 г. по делу № А40-1178/2011). Однако, более распространённой позицией является отказ во взыскании гонорара успеха и признание условия о нём ничтожным со всеми вытекающими последствиями. Такая позиция поддерживается и высшими судами. Так, ВАС РФ в Информационном письме от 29.09.1999 г. № 48 указал, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Более того, такая позиция была подтверждена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23.01.2007 г. № 1-П. В частности, было указано на несоответствие условия о гонораре успеха конституционному принципу независимости и самостоятельности судебной власти. Конституционный Суд, однако, отметил, что вопрос о признании гонорара успеха может быть решён законодателем.

В то же время, ВАС РФ признаёт гонорар успеха судебными расходами, подлежащими взысканию, о чём говорится в п. 6 Информационного письма от 05.12.2007 г. № 121. Суд указывает, что для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство — понесены ли соответствующие расходы; независимо от способа определения размера вознаграждения (почасовая оплата, заранее определённая твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска) и условий его выплаты (например, только в случае положительного решения в пользу доверителя) суд, взыскивая фактически понесённые судебные расходы, оценивает их разумные пределы.

[1]

Фактически, российские суды позволяют использовать в договоре условие о гонораре успеха, но не предоставляют исполнителям по таким договорам защиту от действий недобросовестного заказчика. В том же Информационном письме № 48 ВАС РФ указывает на необходимость расчёта вознаграждения судебных юристов в порядке ст. 424 ГК РФ, с учётом фактически понесённых им действий. То есть, с учётом необъяснимого стремления судов применять положения АПК РФ о разумном снижении судебных издержек независимо от реальных обстоятельств, гонорар успеха может свестись к размеру, например, авансового платежа, произведённого клиентом юридической компании. Тем более, что зачастую суды вообще отказывают во взыскании подобных издержек (см., напр., Постановление Двенадцатого Арбитражного апелляционного суда от 15.06.2011 г. по делу № А12-5857/2009).

Другой проблемой является взыскание судебных издержек в виде гонорара успеха. Хотя ВАС РФ допускает взыскание гонорара успеха, признанного и оплаченного взыскателем, для таких издержек предусмотрен расчет подлежащих выплате издержек вне зависимости от предусмотренного договором процента. Учитываются конкретные действия, произведённые исполнителем по договору судебного представительства, сложность дела, стоимость аналогичных услуг других компаний в данном регионе и т. д.. В данном случае выходом из ситуации может являться тщательный учёт всех совершаемых в судебным представителем действий в ходе процесса, всех понесённых расходов. Все действия должны быть занесены в акт об исполнении обязательств, являющийся доказательством в суде. Можно предусмотреть цену всех совершённых в ходе исполнения договора действий в акте (как это обычно делается, например, при исполнении договоров абонентского юридического обслуживания), фактически расписав сумму гонорара успеха по пунктам.

В связи с вышеуказанным весьма резонансным стало недавнее дело компании Billa (дело № А40-35715/2010). Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил в силе решение суда первой инстанции о взыскании с Billa в пользу компании «Арудж Холдингс Лимитед» судебных расходов на сумму более 30 млн. рублей. Суд первой инстанции аргументировал свою позицию положениями ст. 424 ГК РФ, п. 6 Информационного письма ВАС РФ № 121. Судья Д.И. Дзюба при расчёте разумной суммы судебных расходов руководствовался информацией о конкретных действиях, совершённых представителями «Арудж», их обычными ставками в сравнении с действующими на рынке юридических услуг компаниями того же рейтингового уровня, а также размером вознаграждения, полагающегося представителям Billa (примерно соответствующим сумме, выплаченной представителям компании «Арудж»). В настоящее время дело Billa рассматривается в ВАС РФ в порядке надзора.

Читайте так же:  В соответствии с запросом прокуратуры

Другим способом может являться составление дополнительного соглашения с клиентом уже после принятия решения суда, в котором будет устанавливаться твёрдая сумма оплаты, соответствующая размеру гонорара успеха. Что, кстати, было отмечено судом кассационной инстанции в рассмотренном выше деле Billa.

Интересным вариантом при решении вопроса о гонораре успеха (независимо от того, выполняет ли клиент свои обязательства по выплате гонорара или нет) может являться изменение условий его выплаты. Обычно размер гонорара успеха ставится в зависимость от решения суда. Однако, можно, например, привязать его к суммам, полученным клиентом от своего оппонента в суде. В таком случае указанная выше позиция высших судов не должна применяться, так как выплата гонорара успеха по сути не ставится в зависимость от решения суда или какого-либо ещё государственного органа. Единственной проблемой здесь может быть пропуск шестимесячного срока на взыскания таких судебных расходов с должника в случае длительного ведения исполнительного производства.

Можно заметить, что судебная практика российских судов в отношении такого явления как гонорар успеха неоднородно. Отсутствие законодательной базы не позволяет судам составить более чёткую позицию по данному вопросу. Принятие законодательных актов, регулирующих вопрос о гонораре успеха представляется весьма полезным, о чём и говорил Конституционный Суд РФ в Постановлении № 1-П 2007 года.

Пресса о ВАС РФ

Три новых подхода суда в обосновании разумности судебных расходов

2012-й, судя по всему, имеет все шансы стать годом формирования в России комфортной для юристов практики взыскания с ответчиков судебных расходов. Судья Арбитражного суда города Москвы Дмитрий Дзюба внес свой вклад — предложил, по сути, инструкцию, как обосновывать разумность расходов на представителей, где показал проверку «гонорара успеха» и продемонстрировал, какие рейтинги надо использовать для сравнений. Впрочем, интересно его определение еще и тем, что в судебном акте содержится информация об оплате труда юристов из целого ряда ведущих юркомпаний.

Арбитражный суд города Москвы опубликовал определение по делу, в рамках которого была взыскана рекордная на сегодня для России сумма компенсации затрат на юристов с ответчика в пользу выигравшей стороны — более 32 млн руб. Его судья Дмитрий Дзюба принял при рассмотрении иска кипрской компании «Арудж Холдингс Лимитед», которая ранее выиграла спор с ритейлером «Билла» (дело А40-35715/2010) о взыскании более 400 млн руб. (долг по арендной плате и убытки). Прежним рекордом были 23 млн руб. — коллега Дзюбы по АСГМ Татьяна Ишанова подтвердила решение британского суда о том, что такую сумму российская компания «Дарсайл-АСП» должна выплатить после проигрыша спора со швейцарской «Боэгли-Гравюр С.А.» В обоих этих случаях в процессах участвовали юристы из коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» (в первом они представляли интересы победившей стороны, во втором — проигравшей).

Между тем еще совсем недавно практика по вопросу о возмещении судебных расходов складывалась совсем не так выгодно для выигравшей стороны — суды, ссылаясь на «разумность пределов вознаграждения», практически не взыскивали в пользу победителей суммы, превышающие несколько сотен тысяч рублей, а часто, как вспоминает партнер юркомпании «Хренов и Партнеры» Ольга Гончарова, «произвольно уменьшал размер возмещения до 10000 руб.»

Все начало меняться после постановления Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 года по делу «Аэлита Софтвэа Корпорэйшн» (дело А40-20664/2008), по которому в пользу лица, выигравшего дело, впервые была взыскана существенная сумма судебных расходов — около 3 млн. руб. В том деле президиум отметил, что затраты истца на оплату услуг юркомпании «Пепеляев Групп» были соразмерны стоимости таких же услуг, оказываемых другими юрфирмами того же рейтингового уровня по критериям известности, открытости и качества услуг.

А теперь судья Дзюба фактически предлагает в своем решении пошаговую инструкцию, как доказывать расходы на представителей. Если оно устоит в вышестоящих инстанциях, то изложенные в нем принципы будут иметь важное значение для аналогичных процессов. Управляющий партнер коллегии «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Черняков считает, что это определение содержит как минимум три новых подхода к вопросу об определении «разумных пределов» взыскания расходов на оплату услуг представителя в России. Во-первых, это сравнение размера вознаграждения, полученного представителями истца по смешанной системе оплаты гонорара (фиксированные ставки вознаграждения за каждую инстанцию плюс итоговое вознаграждение в виде процента от взысканных средств), с той суммой вознаграждения, которую представители получили бы за фактический объем оказанных юридических услуг, применяя свои обычные почасовые ставки. Во-вторых, сравнение указанных обычных почасовых ставок со ставками юридических фирм не просто того же региона, но имеющих такой же или схожий рейтинговый уровень. И в-третьих, сравнение вознаграждения представителей истца с вознаграждением представителей ответчика.

[3]

Дело «Биллы» началось в марте 2010 года и тянулось более полутора лет. Состоялось 17 судебных заседаний, кроме того, «Билла» инициировала 18 встречных процессов, чтобы приостановить производство по основному делу (это признал в своем решении судья Дзюба). Помимо этого, один из представителей «Биллы» (на нее работали ЗАО «Саланс» и «Декерт Раша ЛЛС») написал заявление в полицию о привлечении юристов противоположной стороны к уголовной ответственности (подробности «Право.Ru» выяснить не удалось).

Вознаграждение юристов коллегии Муранова и Чернякова состояло из двух частей: фиксированного вознаграждения за представление интересов клиента в суде соответствующей инстанции и процент от взысканных в пользу истца сумм — 10% взысканных убытков и 6,5% долга. Размер фиксированного вознаграждения был следующий: за представление интересов в суде первой инстанции — $22500, в апелляции — $22500, в кассации — $15000 (для надзорной инстанции было предусмотрено $133000, но там дело не слушалось). Всего «Муранов, Черняков и партнеры» получила $177790 фиксированного вознаграждения и 31,6 млн руб. так называемого «гонорара успеха» — процентов от выигранной суммы. «Билла» считала, что обоснованными затратами являются только $37500 долларов.

Определение разумности от судьи Дзюбы

В обоснование своего решения судья Дзюба ссылается на пункт 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ», в соответствии с которым разумные пределы расходов на оплату услуг представителя определяются с учетом таких фактов, как продолжительность и сложность дела и сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов. При этом, добавляет он, определение разумных пределов этих расходов является оценочным понятием. «Суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать расчет суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию со стороны, — пишет он в своем определении о распределении судебных расходов. — Такое решение должно учитывать такие факторы, как сложность дела и сложившиеся на рынке услуг цены, не только с позиции суда, но и стороны, которая несет расходы, не будучи окончательно уверенной в благоприятном для нее исходе дела».

Читайте так же:  Архив кадастровой палаты гатчина

Далее Дзюба выводит следующий способ подтверждения разумности расходов, понесенных на судебного представителя. Таким способом, пишет он, «является установление того, какие предусмотренные договорами услуги были оказаны истцу, аналогичны ли они услугам, сведения о ценах на которые представлены в материалы дела, каковы были бы расходы на оплату услуг представителя исходя из обычных ставок, а не смешанную систему гонорара, в их сравнении с действующими на рынке юридических услуг у фирм того же рейтингового уровня».

Ставки, рейтинги и проверка «гонорара успеха»

В определении АСГМ приводится размер почасовых ставок всех сотрудников адвокатской коллегии Муранова и Чернякова. Так, ставка партнера составляет $850, старшего юриста (адвоката) — $750, юриста (адвоката-стажера) — $650, младшего юриста (помощник адвоката) — $330, переводчика — $150, референта — $70.

Для того, чтобы сравнить их с действующими на рынке и понять их обоснованность, судья Дзюба обращается к рейтингу юридических фирм (Президиум ВАС РФ впервые указал на значимость рейтингов в уже упоминавшемся деле «Аэлита Софтвэа», но пока ни в одном деле суды эти рейтинги не изучали). Он обнаружил, что «Муранов, Черняков и партнеры» в рейтинге «Chambers Global» находится в третьей группе (Band 3) раздела «Разрешение споров: Россия» (Dispute Resolution: Russia), в рейтинге «Chambers Europe» — во второй группе (Band 2) раздела «Разрешение споров: Россия» (Dispute Resolution: Russia). В рейтинге «Legal 500» компания стоит в третьей группе (Band 3) раздела «Россия: Разрешение споров» (Russia Dispute Resolution), а в рейтинге «Право.Ru -300, 2011» — на десятом месте во второй группе раздела «Арбитраж».

После этого Дзюба изучил расценки коллег по цеху, находящихся в рейтингах примерно на одном уровне с «Мурановым, Черняковым и партнерами» — компаний «Линия права» и «Юков, Хренов и партнеры» (сейчас — «Хренов и партнеры»). И пришел выводу, что применяемые в коллегии Муранова и Чернякова ставки соответствуют аналогичным у других сопоставимых игроков российского рынка юридических услуг. Суд указал и на то, что не считает неразумными ставки работы референтов в размере $70 в час, как и участие в деле старшего партнера коллегии Дмитрия Чернякова, которое показалось судье Дзюбе «целесообразным с учетом сложности рассмотренного дела».

Оппоненты пытались доказывать, что ставки юристов Муранова и Чернякова превышают разумные пределы и приводили в качестве доказательства информацию из отчета компании «Лигал Стадиз», а также сводки о вознаграждениях в адвокатском бюро «Юг» и компании «Гольцблат БЛП». Но суд отверг эти доводы, указав, что отчет «Лигал Стадиз» сделан без учета рейтингового уровня юридических фирм, «Юг» работает в другом регионе — Краснодарском крае, а то, что «Гольцблат БЛП» применяет более низкие ставки, не опровергает того факта, что другие компании со сравнимым рейтингом («Хренов и партнеры» и «Линия права») применяют более высокие. «В связи с чем, — делает вывод судья — ставки почасовой оплаты услуг адвокатов Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» не могут считаться завышенными».

Аргумент «Биллы» о том, что она сама потратила на юристов существенно меньше, также не сработал. Более того, суд, по сути, уличил компанию во лжи. «Как следует из представленных ответчиком счетов-фактур компании «Дэкерт Раша», последней было уплачено вознаграждения 544160 евро». А ЗАО «Саланс» «Билла» выплатила еще 188896 евро», — говорится в материалах дела. Таким образом, посчитал Дзюба, ответчики заплатили своим юристам почти 40 млн руб., в то время как «Арудж» заплатил фирме Муранова 38 млн руб., что меньше расходов «Биллы».

Чтобы определить обоснованность компенсации затрат на вознаграждение, которое «Муранов, Черняков и партнеры» получили в результате применения смешанной системы гонорара, сочетавшей оплату по почасовым ставкам и процент от суммы выигранного иска, судья Дзюба провел следующие расчеты. Он определел, что в общей сложности юристы коллегии потратили на услуги своему клиенту 1892,9 часа и помножил его на ставки. И в результате пришел к выводу, что размер «смешанного» вознаграждения, полученного юркомпанией Муранова и Чернякова лишь незначительно превысил гонорар, который они получили бы при применении своих обычных почасовых ставок.

Видео (кликните для воспроизведения).

Публикация ставок юристов не испугала. «К этой ситуации наша фирма относится нейтрально, — сказал «Право.Ru» партнер «Линии права» Дмитрий Чепуренко. Речь, по его словам, идет о базовых расценках, и эта информация не является конфиденциальной — каждый клиент при желании может с ней ознакомиться. «К расчету окончательной стоимости мы подходим гораздо более гибко и учитываем не только почасовые ставки юристов», — добавил он. Партнер юркомпании «Хренов и Партнеры» Ольга Гончарова также не считает, что стоит делать секрет из обычных почасовых ставок. «Мы с готовностью и пониманием предоставляем нашим коллегам эту информацию для использования в подобных судебных процессах, прекрасно осознавая, что судебные акты подлежат опубликованию», — сказала она.

Источники


  1. Катрич, С. В. Юридическое пятикнижие российского бизнеса. Правовые основы предпринимательства / С.В. Катрич. — М.: Дело, 2012. — 528 c.

  2. Абдулаев, М. И. Теория государства и права / М.И. Абдулаев. — М.: Санкт-Петербург, Издательский дом «Право», 2010. — 468 c.

  3. Королев, А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 года №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Королев, О.В. Плешакова. — М.: Деловой двор, 2009. — 160 c.
  4. Власенко, Н.А. Модернизация специальностей в юриспруденции. Сборник материалов по итогам подготовки паспорта специальностей научных работников / Н.А. Власенко. — М.: Проспект, 2015. — 747 c.
Гонорар процент от взысканных сумм арбитраж
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here