Гонорар успеха адвокату восемьсот тысяч рублей

Особенности решения вопросов по теме: "Гонорар успеха адвокату восемьсот тысяч рублей". Здесь вы найдете полное описание темы и советы профессионалов. Если у вас имеются нюансы на счет которых нужна консультация, то обращайтесь к дежурному сотруднику.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

[2]

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Читайте так же:  Доверенность есть подписанта можно менять

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

«Гонорар успеха» не противоречит позиции КС

Суд не только не вводил запрета на «гонорар успеха», но предположил возможность его введения в законодательство об оказании квалифицированной юрпомощи

Две недели назад Госдума приняла в первом чтении проект федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», который в адвокатских дискуссиях коротко именуют «законопроект Клишаса» – по фамилии одного из его инициаторов.

Практически все положения законопроекта вызвали разное к ним отношение в адвокатском сообществе и породили острые дискуссии. Лишь одна из предлагаемых законодательных новелл встречена единодушно – это норма о введении в адвокатскую практику «гонорара успеха».

Однако профильный комитет Государственной Думы весьма сдержанно высказался по отношению к этой поправке, отметив, что установление зависимости вознаграждения адвоката от результатов оказания юридической помощи «должно быть согласовано с позицией Конституционного Суда».

Действительно, нередко в юридических дискуссиях приходится слышать высказывания, что КС РФ признал неконституционным «гонорар успеха». Но действительно ли это так?

Давайте обратимся к первоисточнику – Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью “Агентство корпоративной безопасности” и гражданина В.В. Макеева» (далее – Постановление № 1-П).

Читайте так же:  Деньги вместо земли многодетным агаповский район

Предметом рассмотрения данного дела был вопрос о конституционности положений указанных выше норм гражданского законодательства, регулирующих обязательства по возмездному оказанию услуг. Применимы ли сделанные КС РФ выводы к соглашению об оказании юридической помощи, закрепленному в ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), в которую предлагаются законодательные дополнения о «гонораре успеха»?

Прошедшая ранее дискуссия о природе соглашения об оказании адвокатом юридической помощи привела к результату, что его нельзя свести исключительно к договору о возмездном оказании услуг. Многие в нем усматривают элементы договора поручения, есть утверждения о комплексном характере этого института, существует обоснование, что соглашение об оказании юридической помощи адвокатом – отдельный вид гражданско-правового обязательства, который нужно закрепить нормативно.

Видео (кликните для воспроизведения).

Об этом в обсуждаемом Постановлении говорит и сам Конституционный Суд: «Общественные отношения по поводу оказания юридической помощи в качестве обособленного предмета правового регулирования в действующем законодательстве не выделены, – они регламентируются рядом нормативных правовых актов».

Особенностью оказания адвокатом юридической помощи является и то, что доверитель зачастую заинтересован не столько в самом процессе оказания ему юридической помощи, сколько в достижении определенного правового результата. Довод о важности достижения результата разделяется Конституционным Судом, который указывает, что «спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором «совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности» направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять решение в отношении заявленного требования. Поэтому интересы заказчика, зачастую не ограничиваясь предоставлением собственно правовых услуг исполнителем, заключаются в достижении положительного результата его деятельности (удовлетворение иска, жалобы, получение иного благоприятного решения), что выходит за предмет регулирования по договору».

Таким образом, с учетом изложенных позиций Конституционного Суда РФ соглашение об оказании юридической помощи адвокатом не сводится к договору возмездного оказания услуг (напомним, что предметом рассмотрения КС РФ были нормы именно этого вида обязательств), то есть Постановление № 1-П не является препятствием для законодательного закрепления возможности включения условий о «гонораре успеха» в соглашение об оказании юридической помощи. Второе, в соглашении для получателя юридической помощи крайне значимым является ее результат, что делает допустимым договорное закрепление этой цели, а также условий о денежном вознаграждении исполнителю (адвокату) в случае ее достижения.

Следовательно, законодательная инициатива о закреплении в ст. 25 Закона об адвокатуре права адвоката включать в соглашение об оказании юридической помощи условие о зависимости вознаграждения от полученного результата – ни в коей мере не противоречит позиции Конституционного Суда РФ.

Более того, сам Конституционный Суд, не признавая возможности «гонорара успеха» в договоре о возмездном оказании услуг отметил, что «этим не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь».

Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре является именно тем специальным законодательством о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь, в котором и должна найти пристанище норма о «гонораре успеха».

Комитет Госдумы одобрил гонорары успеха для адвокатов

Комитет поддержал введение так называемых гонораров успеха. Это условие соглашения, согласно которому размер вознаграждения зависит от результата оказания адвокатом юридической помощи. Гонорары успеха не могут применяться в случаях оказания юридической помощи по делам об административных правонарушениях и уголовным делам.

По словам главы комитета Павла Крашенинникова, гонорары успеха применяются во многих странах и применялись в России в дореволюционный период. Такой механизм позволяет получить квалифицированную юридическую помощь гражданам, которые на момент заключения соглашения с адвокатом ограничены в денежных средствах, но в случае выигрыша смогут выплатить причитающееся адвокату вознаграждение.

Ко второму чтению из законопроекта исключили ограничение для адвокатов на переход в адвокатскую палату в другом регионе (т. н. «крепостное право»). Такая норма могла существенно ограничить права на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства, уверены в комитете. «Крепостное право» было обусловлено тем, что кандидаты сдавали квалификационные экзамены для приобретения адвокатского статуса в определённых субъектах РФ. Чтобы исключить это, законопроектом предлагается ввести единое тестирование с использованием автоматизированной системы.

Совет Федеральной палаты адвокатов будет распределять уголовные дела между адвокатами по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда с помощью автоматизированной системы. Это должно исключить влияние заинтересованных лиц, пресечь практику «карманных адвокатов», снизить коррупцию и равномерно распределять нагрузку между адвокатами.

Адвокат, которого лишили статуса за неисполнение своих обязанностей перед доверителем, разглашение конфиденциальной информации, нарушение норм Кодекса профессиональной этики, совершение преступления, не может быть представителем в суде. Также предлагается повысить полугодовое ограничение на возобновление статуса адвоката в случае его приостановления по личному заявлению до одного года, но не позднее 10 лет.

Адвокатский стаж, необходимый для учреждения адвокатского кабинета или коллегии адвокатов, уменьшается с пяти лет до трёх лет. Региональные адвокатские палаты и Федеральная палата адвокатов должны размещать на своих сайтах годовую финансовую отчётность, информацию о решениях совета и сделках, в которых есть заинтересованность членов совета палаты.

Законопроект также предусматривает изменения в части формирования совета палат. В частности, член совета не может одновременно замещать должность члена квалификационной комиссии. При очередной ротации членов совета адвокаты смогут предлагать новые кандидатуры в состав совета. Сейчас все кандидатуры предлагает президент палаты. Кроме того, совет палаты сможет досрочно прекращать полномочия вице-президентов по представлению президента палаты.

Читайте так же:  Донорские выплаты пенионерам

В законопроекте останется положение, разрешающее президенту палаты избираться на третий и последующие сроки. При этом адвокаты получат право предлагать других кандидатов из числа членов совета на эту должность. В состав квалификационной комиссии от адвокатской палаты не будут входить президент палаты и члены совета. Председатель избирается простым большинством голосов.

Президент ФПА вправе возбудить дисциплинарное дело в отношении адвоката, занимающего выборную должность в региональной палате, и передать его в комиссию по этике и стандартам с дальнейшим рассмотрением советом ФПА. В отношении «рядовых» адвокатов сохраняется действующий порядок, при котором президент ФПА возбуждает дело и передаёт его в соответствующую палату.

Кроме того, инициатива дополняет закон об адвокатской деятельности ст. 37.2 «Рассмотрение дисциплинарного дела в ФПА», в соответствии с которой адвокат, статус которого был прекращён, в течение месяца вправе обратиться в ФПА. Комиссия по этике и стандартам в течение месяца принимает жалобу к рассмотрению или даёт мотивированный отказ. При этом она вправе истребовать дело из региональной палаты, рассмотреть в течение месяца и направить заключение в совет ФПА. По результатам рассмотрения совет ФПА оставляет решение без изменения, отменяет его или принимает своё решение.

Срок вступления закона в силу предлагается установить с 1 марта 2020 года. При этом использование автоматизированной системы для определения адвокатов и запрет на представительство в судах адвокатам, статус которых прекращён, предлагается ввести с 1 марта 2021 года. Использование автоматизированной системы в рамках квалификационного экзамена вступит в силу с 1 марта 2022 года.

«Гонорар успеха» – это не адвокатский бизнес, а общеправовая необходимость

О легализации «гонорара успеха»

«Получил “гонорар успеха” и теперь могу год не работать», – согласитесь, заманчивая перспектива для любого адвоката. Вообще вопрос вознаграждения адвокатов всегда интересен для обывателя. Бытует мнение, что известные, «успешные» адвокаты получают много и ведут роскошную жизнь. Это вызывает одновременно зависть и уважение. Постараемся снять завесу тайны, выяснив, что такое «гонорар успеха» и позволяет ли он адвокатам удовлетворить свои самые смелые материальные амбиции.

Возможность включения в соглашение о юридической помощи между адвокатом и доверителем условия о выплате дополнительного вознаграждения в случае успешного разрешения дела не является чем-то новым. Такой правовой механизм с разной степенью успеха используется как в российском, так и в зарубежном правопорядках. Так, в США в гражданских делах (за редким, специально обозначенным исключением) «гонорар успеха» считается вполне допустимой формой оплаты труда юриста и широко используется. В Великобритании он также разрешен, за исключением ряда категорий дел, таких, например, как уголовные дела и семейные споры. Следует отметить, что до 1967 г. законодатель к «гонорару успеха» подходил строго и при определенных условиях относил его к уголовному преступлению. Таким образом, государство проявляло свое отношение к искусственной инициации судебных дел финансово заинтересованными юристами.

В отечественном правопорядке «гонорар успеха» тоже имеет свою историю, до настоящего времени, к сожалению, не всегда позитивную, однако имеется тенденция к развитию. Свою лепту внес Конституционный Суд РФ, который в Постановлении от 23 января 2007 г. № 1П достаточно жестко высказался о возможности включения в соглашение условия о «гонораре успеха» и фактически вообще лишил это условие судебной защиты. Несколько смягчили данную правовую позицию два фактора. Во-первых, ссылка в п. 3.4 Постановления, согласно которой «не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности, в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь». Во-вторых, мнения судей Конституционного Суда РФ Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова.

Если попытаться дать общую характеристику особым мнениям судей, стоит отметить, что ситуация с полным запретом «гонорара успеха» не так однозначна: из содержания Постановления КС можно сделать вывод, что при определенных условиях данный способ вознаграждения вполне допустим. Особенно мне импонирует точка зрения судьи А.Л. Кононова, когда он связывает «гонорар успеха» не с зависимостью размера вознаграждения от будущего судебного решения, а с зависимостью определенного успеха в судебном процессе от качества оказанных правовых услуг, которые, собственно, и вознаграждаются.

Более подробно не буду останавливаться на указанном Постановлении, поскольку его чуть ранее проанализировал исполнительный вице-президент ФПА РФ А.В. Сучков в своем материале «”Гонорар успеха” не противоречит позиции КС». С изложенной им оценкой я полностью согласен. Отмечу лишь, что данное Постановление Конституционного Суда РФ еще при его принятии получило неоднозначную оценку юридического сообщества. Многие эксперты были не согласны с грубым вмешательством в понятие «свободы договора», а также в принцип диспозитивности. Конституционный Суд фактически косвенно декларировал, что деятельность адвоката (юриста), его процессуальные усилия и активность, правильность выработки правовой позиции не имеют для суда никакого значения, суд полностью независим и только в его власти то или иное судебное решение. С подобным подходом к принципу состязательности процесса были не согласны многие, в том числе авторитетные юристы.

В связи с обсуждением законопроекта, включающего норму о допустимости «гонорара успеха», хотелось бы высказать несколько доводов.

1. Внесение в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нормы (п. 4.1 ст. 25) о том, что «адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными Советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи» вполне допустимо и обоснованно. Данная правовая норма своевременна, отвечает конституционному принципу правосудия, соответствует состоянию действующей правовой системы, стимулирует адвокатов к оказанию качественной и результативной правовой помощи, делает последнюю более доступной для граждан, которые при обычных условиях не могут ввиду сложного материального положения воспользоваться услугами высококвалифицированного юриста, однако готовы впоследствии оплатить гонорар из полученной в результате данной юридической помощи собственной прибыли. Указанная правовая норма не противоречит правовой позиции Конституционного Суда РФ, поскольку она как раз и предусматривает законодательное изменение в данной части.

Читайте так же:  Государственная программа автомобиль инвалидам

2. Ряд категорий дел ввиду публично-правовой специфики и этических особенностей (защита от уголовного преследования, брачно-семейные споры, социально значимые споры) не могут предусматривать работу адвоката на условиях «pactum de quota litis» («гонорар успеха»). Перечень данных дел должен быть определен и закреплен соответствующим решением органов адвокатского самоуправления. В связи с указанным разъяснением могут быть внесены соответствующие изменения в ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката в том случае, если такие изменения понадобятся. Важным фактором является то, что для всех адвокатов должно быть понятно и четко определено, по каким делам допустим «гонорар успеха», а по каким – нет.

3. Соглашение об оказании юридической помощи не является в полном смысле договором о возмездном оказании услуг и не регулируется только и исключительно главой 39 Гражданского кодекса. Указанное соглашение содержит элементы договора поручения, других договоров, в сущности является отдельным видом гражданско-правового обязательства. В связи с этим на условие «pactum de quota litis», содержащееся в соглашении об оказании юридической помощи, не распространяется запрет судебной защиты, фактически установленный вышеуказанным Постановлением КС РФ. Таким образом, «гонорар успеха» должен быть судебно защищен со ссылкой на ст. 309, 310 ГК РФ об обязанности исполнения обязательств надлежащим образом и недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

Таким образом, «гонорар успеха» – это, с моей точки зрения, не про «заоблачные» доходы адвоката, а про качество юридической помощи, материальное стимулирование ее оказания. Самое главное – про ее доступность для доверителей. И в этом смысле предлагаемая к принятию законодательная инициатива не только своевременна, но и социально полезна. «Гонорар успеха» – это не адвокатский бизнес, а общеправовая необходимость.

Гонорар успеха — судебная практика в 2019 году

Дополнительное вознаграждение за труд адвоката или юриста

Законодательство России не предусматривает такого понятия, как гонорар успеха. Однако в нем также отсутствуют и какие-либо запрещающие нормы, ограничивающие право клиента и исполнителя включать в договор на оказание юруслуг условия о таком гонораре.

Смысл этого гонорара в том, что в результате положительного разрешения дела в суде клиент обязуется оплатить исполнителю премиальные — вознаграждение сверх суммы договора.

Стоит отметить, что гонорар успеха адвоката и возможность его применения предусмотрены Кодексом профессиональной этики адвоката от 31.01.2003. В п. 3 ст. 16 этого документа прямо указано, что адвокат при заключении соглашения с клиентом имеет право поставить выплату вознаграждения за его работу в зависимость от благоприятного исхода дела. Однако данный Кодекс не является нормативным правовым актом.

Например, отменено Постановлением АС МО от 09.08.2019 Постановление АС 9 ААС по делу № А40-203245/2015. Отмененное апелляционное постановление опиралось в т.ч. на кодекс профессиональной этики адвокатов. Кассационная инстанция не приняла его во внимание.

Несмотря на то, что многие юристы включают данное условие в заключаемые договоры, у судов на этот счет сложилась собственная позиция.

Отрицательная позиция судебных органов

По взысканию гонорара успеха судебная практика последние два десятилетия складывалась неоднозначно.

Так, исходя из текста информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, становится очевидно, что гонорар успеха адвоката не может быть взыскан с клиента в случае, если тот отказался его выплачивать. Высший судебный орган обосновал свое мнение тем, что размер оплаты услуг юриста поставлен в зависимость от того, какое решение в будущем примет суд, а потому требование о взыскании данных денежных средств удовлетворению не подлежит.

Идентичное мнение выразил и Конституционный суд. Так, из постановления КС РФ от 23.01.2007 № 1-П можно сделать нижеследующие выводы:

  1. Свобода заключения договора имеет объективные границы: договорные отношения не могут распространяться на сферу, связанную с осуществлением государственной власти. Деятельность госорганов не может быть предметом частноправового регулирования. Решение суда не может выступать предметом договора или объектом прав.
  2. Стороны хотя и свободны в установлении условий соглашения на юруслуги, не вправе изменять его предмет. В соглашении на юруслуги предметом является деятельность юриста, а достижение конкретного итога такой работы выходит за предмет регулирования данного соглашения.
  3. Требование об оплате не только услуг юриста, но и результата его работы, выраженного в положительном судебном акте, противоречит положениям гл. 39 ГК РФ.

Смягчение позиции судов

Противоположное мнение было изложено в информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121: в случае предъявления к потерпевшей поражение стороне требования о возмещении расходов, в число которых входит гонорар успеха, оно подлежит удовлетворению, но в разумных пределах.

Данную позицию суд обосновал следующим:

  1. Для взыскания расходов, определенных ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24.07.2002 № 95-ФЗ, имеет значение только факт их несения заявителем.
  2. На взыскание расходов не влияет способ определения величины вознаграждения и условия его оплаты, суд должен взыскивать фактические расходы с учетом их разумности.
  3. Учитывая то, что заявитель понес расходы, исполнил свой гражданский долг перед контрагентом-юристом, оплатил ему дополнительное вознаграждение, такие расходы подлежат возмещению проигравшей стороной.

Значение данного разъяснения ВАС РФ огромно: судебный орган фактически легитимировал возможность включения в договор на юруслуги условия о гонораре успеха. Более того, он посчитал возможным включать его в состав судебных расходов.

На основании данного разъяснения многие суды стали удовлетворять требования о возмещении оплаченных выигравшей стороной премиальных своему представителю (например, определение Арбитражного суда Самарской области от 19.04.2013 по делу № А55-14703/2012).

[3]

Однако была и отрицательная практика (см. постановление 9-го арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 по делу № А40-60531/2012).

Позиция Верховного суда РФ

Поворотным моментом в ситуации с рассматриваемым гонораром стало вынесение определения ВС РФ от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013. Все нижестоящие инстанции при вынесении судебных постановлений о взыскании гонорара успеха руководствовались вышеприведенным разъяснением Президиума ВАС РФ. Однако Верховный суд данные доводы отклонил, решение в части взыскания премиальных отменил, обосновывая это следующим:

  • оплаченные представителю премиальные не считаются судебными расходами;
  • выплата такого гонорара, предусмотренного договором, находится в исключительной зависимости от финала рассмотрения дела судом;
  • оплата дополнительного вознаграждения юриста не обусловлена оказанием дополнительных услуг, а определенные заключенным соглашением услуги уже оказаны и оплачены;
  • учитывая, что договор, содержащий условия о премировании, заключен между клиентом и исполнителем, гонорар успеха не может взыскиваться с судебного оппонента клиента, так как тот не является стороной договора.
Читайте так же:  Как действует программа сельская программа

Последний довод, которым суд обосновал свой отказ во взыскании гонорара успеха, является довольно спорным, поскольку такая позиция делает невозможной взыскание любых представительских расходов в принципе.

Дополнительную информацию о расходах можно получить в статье «Судебные расходы — понятие и виды, порядок взыскания».

[1]

Взыскание гонорара успеха в настоящее время и возможность включения в договор

Учитывая мнение ВС РФ, гонорар успеха в 2019 году судами, как правило, не взыскивается. При вынесении судебного постановления судьи вновь, как и до декабря 2007 года, руководствуются информационным письмом Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48.

Свою позицию об отказе во взыскании гонорара успеха суды обосновывают и указанным выше постановлением КС РФ № 1-П, подчеркивая, что оплата по договору на юруслуги должна осуществляться только за исполнение своих обязанностей, а не за действия суда (см. Постановление АС ЗСО от 07.02.2019 по делу № А03-20515/2015).

Принимая во внимание изложенное, в 2019 году гонорар успеха:

-не включается в состав судебных расходов;

-не взыскивается с клиента принудительно при неисполнении им условия договора на юруслуги об оплате этого дополнительного вознаграждения.

Однако условие о таком дополнительном вознаграждении может быть определено в договоре на оказание правовых услуг. Включая в данный договор гонорар успеха, следует помнить, что имеется риск его невыплаты и, соответственно, дальнейшая невозможность взыскания через суд.

Таким образом, судебная практика по взысканию гонорара успеха как с проигравшей в судебном процессе стороны, так и с заказчика юридических услуг сегодня отрицательна. Однако, учитывая развитие гражданского общества, возможно, в будущем возникнут и положительные перемены в этом вопросе.

Выигравшей стороне спора отказали в праве на возмещение «гонорара успеха»

В праве на возмещение выплаченного «гонорара успеха» отказали выигравшему участнику гражданского спора суды в Ивановской области. Как отметил Ивановский областной суд, дополнительное вознаграждение за услуги представителя в суде, обусловленное достижением положительного процессуального результата, не может быть взыскано в качестве судебных расходов с другой стороны по делу.

Как следует из материалов дела, в 2018 году санкт-петербургская страховая компания «Гайде» обратилась во Фрунзенский суд Иваново о взыскании с клиента судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 143 800 руб. и судебной экспертизы на сумму в 45 000 руб. Ранее мужчина проиграл компании гражданский спор, касающийся возмещения по страховому договору. Суд первой инстанции удовлетворил требования страховщика частично, снизив подлежащую взысканию сумму расходов на оплату юристов до «разумного предела» в 12 000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского облсуда, оставляя обжалуемое определение без изменения, указала следующее. В споре с клиентом интересы «Гайде» представляли три сотрудника московской юридической фирмы «Эл Си Ай Консалтинг», обслуживающей страховщика по договору. По его условиям стоимость услуг столичных юристов состояла из фиксированной части гонорара, а также «гонорара успеха», установленного в процентном соотношении от суммы сэкономленных для заказчика денежных средств (по входящим искам). Постоянная часть вознаграждения составляла 25 000 руб. за ведение дела в суде первой инстанции, переменная часть — 15% от сэкономленной для доверителя суммы (при отказе в иске в полном объеме или частичном отказе в иске). Расходы на оплату услуг представителей по спору с клиентом составили в общей сумме 143 800 руб., из которых переменная часть — 118 800 руб. (15% от цены иска в 792 000 руб.).

Согласно правовой позиции, выраженной в постановлении КС РФ от 23 января 2007 года № 1-П, реализация гражданских прав и обязанностей по поводу оказания правовых услуг не может предопределять конкретные решения и действия органов государственной власти и должностных лиц. Включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК РФ). В данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом предмета договора. Кроме того, по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

Видео (кликните для воспроизведения).

При таких обстоятельствах, если по условиям договора на оказание юридических услуг организация-ответчик уплачивает юридической организации вознаграждение в процентном соотношении от взыскиваемой суммы, в отношении которой судом отказано в удовлетворении иска, такое вознаграждение («гонорар успеха») выплачивается не за совершение исполнителем определенных действий или осуществление определенной деятельности, а за принятие судом выгодного для заказчика решения. Таким образом, оно не может быть взыскано с проигравшей стороны в качестве судебных расходов. Вместе с тем судебные расходы в части вознаграждения представителя могут быть взысканы с проигравшей стороны в разумных пределах, которые определяются судом.

Источники


  1. Кутафин, О. Е. О. Е. Кутафин. Избранные труды. В 7 томах. Том 6. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица / О.Е. Кутафин. — М.: Проспект, 2011. — 336 c.

  2. Волкова Т. В., Гребенников А. И., Королев С. Ю., Чмыхало Е. Ю. Земельное право; Ай Пи Эр Медиа — Москва, 2010. — 328 c.

  3. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: ЮРИСТЪ, 2000. — 304 c.
  4. Новицкий, И.Б. Римское право; М.: Гуманитарное знание, 2011. — 245 c.
Гонорар успеха адвокату восемьсот тысяч рублей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here