Выплаты сельским жителям в вымирающих деревнях

Особенности решения вопросов по теме: "Выплаты сельским жителям в вымирающих деревнях". Здесь вы найдете полное описание темы и советы профессионалов. Если у вас имеются нюансы на счет которых нужна консультация, то обращайтесь к дежурному сотруднику.

Выплаты сельским жителям в вымирающих деревнях

Волгоградец Сергей Гришин ратует за восстановление малых российских деревень. Сельский житель нашел способ привлечения жителей в свой малочисленный хутор — с помощью социальных сетей он рассылает людям приглашения переехать жить в Волгоградскую область. Благодаря такому методу за последние три года жителей в родном хуторе Гришина стало в полтора раза больше.
Хутор Чуносовский в Кумылженском районе Волгоградской области — маленькая точка на карте региона. Даже в советское время он не считался крупным населенным пунктом, а в последние годы жителей в хуторе становится все меньше. Старики умирают, а молодежь предпочитает перебираться в райцентр или в Волгоград. Дошло до того, что в Чуносовском осталось всего 18 дворов, в которых еще жили люди. Местный председатель территориального общественного управления Сергей Семенович Гришин забил тревогу и стал думать над тем, как исправить ситуацию.

Я — за сохранение российских деревень. Что стоит за вымирающими селами? Укрупнение мегаполисов. А кто будет кормить людей, которые живут в больших городах? Получается, что в перспективе у нас синтетическая еда? Чтобы решить эту проблему хотя бы на местном уровне, три года назад я стал участником одного интернет-сообщества, которое выступает за возрождение российской деревни. Обсуждая различные проблемы с жителями сел России, пришел к выводу, что возродить свой хутор могу, и для этого надо просто приглашать желающих жить в деревне. На ресурсе «Деревня-онлайн» разместил соответствующие сообщения, что так, мол, и так, приезжайте к нам, в Волгоградскую область, в экологические чистое место, чтобы открыть новую страницу в своей жизни. И люди начали мне отвечать.

Сергей Гришин, председатель ТОС «Чуносовский», Волгоградская область, SmartNews

Сергей Семенович рассказывает, что на его призыв откликнулось много людей. Писали из разных уголков страны, радуясь возможной перспективе. Но как показала практика, отважившихся на переезд оказалось не так уж много. Из каждых пятидесяти желающих семей в хутор переезжала лишь одна.

Обычно переписку с потенциальными переселенцами я веду в социальных сетях. Поясняю, что хутор малочисленный, что из всех благ цивилизации у нас имеется только электричество. Но жизнь от этого сложнее не становится. Мы избавлены от всяких фаст-фудов, дышим свежим воздухом, находимся в экологически чистом месте, ну и здоровье, соответственно в порядке. Многие, узнав, что в хуторе нет газа и водопровода, ехать отказываются. К тому же дома, в которых будут жить новые поселенцы, нуждаются в ремонте, и эти работы мы осуществляем своими силами. Причем никакие сайдинги не используем. На помощь приходит то, что находится буквально под ногами — остатки леса, глина, тростник. Этим укрепляем и обновляем дома.

Сергей Гришин, председатель ТОС «Чуносовский», Волгоградская область, SmartNews

Переселенцев трудности не испугали — избежать трудностей помогал Сергей Гришин.

Мы приехали в хутор из Тверской области. Помог Сергей Гришин — с ним вели переписку в социальной сети, он все подробно рассказал о том, какой может быть наша жизнь. В родном городе долго не клеилось с работой, а потом мы с мужем решили — нас ничего не держит. Взяли ребенка и переехали в Волгоградскую область. Поселились в пустующем доме, нам помогли привести его в порядок. Сейчас муж Николай работает на стройке, и мы уже заложили будущий фундамент своего нового дома.

Оксана Третьяк, хутор Чуносовский, Волгоградская область, SmartNews

Хутор хороший, жить можно. Есть телефон, интернет. Плохо, что газа нет, но и дровами и баллонами можно отапливаться. Я приехал из райцентра, хочу развести личное подсобное хозяйство. Стану зажиточным фермером. Да, люди в хутор едут. Недавно приехали молодые — парень с девушкой, из Волгоградской области. Поселились. Потом она забеременела, и вот недавно ребенок родился. Говорят, в Чуносовском уже лет пятьдесят младенцев не было. А это же примета хорошая — значит деревне жить.

Андрей Кочергин, хутор Чуносовский, Волгоградская область, SmartNews

Сейчас в хуторе Чуносовский живут 35 семей. Число местных жителей пополнили приезжие из Тверской области, Одессы, Волгограда. По словам председателя местного ТОСа, новые люди способны поделиться новыми идеями, новым видением развития села. Сам Сергей Гришин — специалист-лесовик, в прошлом окончил Московский специализированный вуз. Свою жизнь в деревне начинал с того, что взял в оборот небольшой участок земли, организовав на нем питомник. Занялся разведением саженцев, дорогу к хутору облагородил растущими на обочине деревьями. Накопленные знания и опыт Гришин планирует использовать во благо своих земляков — как коренных хуторян, так и тех, кто только приехал.

В хуторе имеется свой столярный цех, оснащенный шестью станками. Для работы в питомнике мы закупили 6 сортов клубники, чтобы засадить плантацию, несколько сортов малины. Для чего все это нужно? В первую очередь, для трудоустройства. Жителям будет чем заняться. Выращенная продукция пойдет на продажу, вот он и доход. Но заставлять никто никого не будет, колхоз, как говорится — дело добровольное. Если кто-то найдет себе другую работу в другом месте, возражений нет.

Сергей Гришин, председатель ТОС «Чуносовский», Волгоградская область, SmartNews

Кстати, вопрос с финансами — самый важный для хутора. Официального финансирования как такового он не имеет. Имея статус ТОСа хутор Чуносовский вправе рассчитывать на денежную поддержку со стороны муниципалитета. Увы, средств выделяется совсем мало. По словам Гришина, три года назад сумма составляла 100 тыс. рублей. Сейчас это 45 тыс. рублей в год. Два года назад приезжал губернатор Анатолий Бровко, который впоследствии ушел в отставку. Так вот он помог местным жителям получить на развитие хутора аж 200 тыс. рублей. Часть денег пошла на различные премии, остальная часть — на закупку инструментов и необходимого инвентаря. Гришин говорит, что помощи от властей он не ждет, поскольку считает, что хутор может выжить и самостоятельно за счет собственных производств. Но вот изменения в законодательной базе нужны, хотя бы позволяющие жителям возрождающихся деревень использовать для своих целей имеющиеся ресурсы — землю, лес, воду.

Однако сельские чиновники считают, что вкладывать средства в малые хутора неэффективно. Затраты требуются большие, а отдачи — практически никакой. Потому обрадовать жителей Чуносовского тем, что в ближайшее время у них появится газ — не могут.

Хутор Чуносовский расположен неподалеку от районного центра. Несмотря на это он считается малочисленным. Сейчас в нем не более 32 дворов. Идею развития села председатель местного ТОС Сергей Гришин подвигает уже без малого три года. Но сложно сказать, что за этот период наблюдается какой-то массовый приток переселенцев, которые желают жить в хуторе. Условий для нормального проживания в хуторе практически нет. Проведение газопровода осуществляется к населенным пунктам, где число жилых домов не менее двухсот, в Чуносовском, к сожалению, этого нет.

[1]

Юрий Мещеряков, заместитель главы Кумылженского сельского поселения Кумылженского района Волгоградской области, SmartNews

Однако сам Сергей Гришин не теряет веры в светлое будущее. Он продолжает переписку с жителями различных уголков страны, которым небезразлична проблема вымирающих российских деревень.

Читайте так же:  Как совместно работают директор и учредитель

На самом деле статистика тревожна: за последние 12 лет в России исчезло 20 тыс. сел и деревень. Российские эксперты утверждают — эти данные будут постоянно расти, и к 2015 году число мертвых деревень в стране увеличится еще на 50%.

Вера Жоголева, учитель истории, Волгоград, SmartNews

Почему вымирают деревни России

Статья от 03.10.2016. Все ссылки на использованные источники рабочие на 03.10.2016.

Проблемы села имеют особую значимость для России, особенно с учётом её географического и демографического положения, а также исторических и культурных аспектов развития нашей страны. Многие авторы называют русскую деревню «Душой народа», однако, глядя на её нынешнее положение, понимаешь, что душа у нашего народа давно болит, а особо острой эта боль стала со времён перестройки. Весьма печально выглядит статистика, посвящённая положению российской деревни: каждый год в России умирает около 3000 деревень [1]. По данным Всероссийской переписи населения, в среднем по стране насчитывается 36% деревень, где живет не более десятка человек. В центральной части РФ их — 46%. Почти в 20;000 деревнях и селах, расположенных в Центральном Федеральном округе, нет ни одного жителя [2]. В этой статье мы проанализируем проблемы и причины бедственного положения российской деревни, а также предложим пути выхода из сложившейся ситуации.

Для начала нам нужно разобраться в источниках урбанизации в современных российских реалиях, т.е. понять, почему люди покидают свои деревенские дома и едут в город, где их перспективы весьма туманны, где они обрекают себя на бедную жизнь, т.к. достаточных источников дохода и исходного капитала у большинства из этих людей нет. И это при том, что естественных причин для урбанизации, таких как, например, рост промышленности и, как результат, нехватка рабочих рук на городских предприятиях, в современных российских условиях нет – в городах у нас перенаселение, а промышленность пребывает в устойчивом кризисе.

Так почему же люди покидают свои дома, меняют привычный уклад жизни и едут в неизвестность, имея туманные перспективы? – Да потому, что условия жизни, а точнее выживания, в деревне становятся невыносимыми: нет ни работы, ни нормальных школ и больниц, ни дорог, ни возможности культурно-досуговой жизни – нет ничего, что необходимо для достойной жизни. А вместо этого есть тотальная бедность, безысходность и бесперспективность, пьянство, необходимость выживать за счёт личного подсобного хозяйства, тяжёлый труд и отсутствие техники для его облегчения. И как жить людям, когда приходится работать до седьмого пота не для того чтобы хорошо жить, а для того чтобы выжить, причём они знают, что точно также жить придётся и их детям, и их внукам? Как жить, когда либо работаешь за копейки, либо работы нет вообще, и приходится жить за счёт того, что вырастил на огороде? А если неурожай? А как жить, когда все необходимые людям учреждения «оптимизировали», и людям приходится ездить за десятки километров в школы или поликлиники райцентра да ещё и по убитым дорогам, иногда грунтовым, по которым весной и осенью вообще проехать невозможно?

Какую либо поддержку от государства тоже ждать не приходится – она только в речах «говорящих пиджаков» из телевизионной пропаганды, а на деле государство давно бросило сельских жителей на произвол судьбы. Как жить в таких условиях? – Да, никак! Вот люди и бегут из умирающих деревень без оглядки, потому что политика действующей власти фактически уничтожила деревню как полноценный населённый пункт, превратив её в группу людей, живущих вдали от цивилизации.

Так почему же в России деревни оказались в столь бедственном положении? К причинам такой ситуации можно отнести:

Первая и самая главная причина – это разрушение сельского хозяйства, которое является основным видом производства и источником дохода села. Оперируя терминологией К. Маркса, можно сказать, что у села отняли экономический «базис» в виде сельскохозяйственного производства, на котором держалась его экономика, в результате чего эта экономика рухнула, а следом за ней рухнула и «надстройка» в виде школ, больниц, клубов, библиотек и т.д. А произошло разрушение сельского хозяйства из-за антинародной политики, как власти 90-х годов, которая разрушила старую систему, но не смогла создать ей альтернативу, так и нынешней власти, которая вот уже почти 17 лет не может нормализовать ситуацию в сельском хозяйстве.

В советские времена в условиях плановой экономики сельское хозяйство держалось на колхозах, которые имели хорошие доходы и бюджеты, некоторые даже были так называемыми «миллионерами», следовательно, и работа на селе была, и деньги у села были, а значит, строились школы, библиотеки, спортивные секции, поликлиники, больницы, было достаточно техники, кое-где были даже свои самолёты. Проблем, связанных, в первую очередь, с распределением и неповоротливостью системы, было тоже предостаточно, однако была остро нуждающаяся в реформах, но всё-таки работающая система. После распада СССР новые власти эту систему в одночасье разрушили до основания, но взамен почему-то ничего внятного не предложили.

В итоге колхозы разрушили и разворовали, государственную поддержку прекратили, оставили людей без работы, зато взамен предложили стать фермерами и вливаться в «свободный и конкурентный рынок», в условиях которого мелкие и средние сельхозпроизводители оказались не в состоянии выжить. Такая ситуация остаётся и по сей день, только к тому же ещё и антинародными «оптимизациями» деревни добивают. А действительно, как же выжить нынешнему фермеру в условиях современного российского рынка? Предположим, наш фермер произвёл сельхозпродукцию, и её теперь надо как-то продать. Но кому? Продовольственных рынков с каждым днём становится всё меньше, ибо их закрывают под разными предлогами: будто бы они портят облик города, на них антисанитария и т.д. Да и на тех, что есть, давно ли вы видели места, где сельхозпроизводитель, ни с кем не делясь, может напрямую продать свою продукцию потребителю?

Последние лет 20 все рынки находятся под контролем различных нахлебников, только в конце 90-х – начале 2000-х это были бандиты, которые «держали» рынок и собирали дань, а сейчас вполне цивильные чиновники в галстуках на административных должностях, только вот по факту для фермера хрен редьки не слаще! Сейчас на смену рынкам и маленьким магазинам приходят крупные торговые сети с их супермаркетами и гипермаркетами, которые в последнее время подмяли под себя весь продовольственный рынок. Но на их прилавки фермерской продукции тоже путь закрыт, т.к. они сотрудничают с крупными агрохолдингами, которые поставляют им сразу много продукции, что для торговой сети выгодно, ибо легче иметь одного поставщика, который привезёт сразу всю продукцию, чем собирать её, покупая у 100 фермеров. Конкурировать с агрохолдингами фермеры не в состоянии по 2 причинам: политической: крупный бизнес срастается с антинародной властью, которая даёт ему ресурсы для нечестной конкуренции; экономической: в условиях рыночный конкуренции огромное преимущество имеют компании с большим объёмом финансового оборота.

Читайте так же:  Если бессрлчная инвалидность а в индивид

В итоге фермер остаётся без рынка сбыта, и ему приходится продавать продукцию нахлебникам-перекупщикам по бросовым ценам, которые едва покрывают расходы на выращивание продукции, коих предостаточно: надо и семена купить, и технику ремонтировать, и заправлять её (при том, что у нас самый дорогой бензин в мире среди стран-экспортёров нефти), и удобрения покупать, и скот кормить, и все налоги платить (в том числе и за землю, и за технику, и подоходный), и помещения содержать и ремонтировать. И это ещё в случае, если урожай хороший, а если засуха, наводнение, неурожай? – Тогда фермер останется без средств к существованию на целый год и без возможности на следующий год снова вырастить продукцию, т.к. её сначала нужно посадить, ухаживать и т.д., а на всё это нужны деньги, которых он не получил. Как фермеру выживать в таких условиях?

И в таких условиях вынужден выживать уже состоявшийся фермер, у которого есть уже техника, помещения, покупатели продукции. А если человек решит с нуля заняться сельским хозяйством? Пусть даже государство расщедрится и даст ему бесплатно землю в пользование и льготные кредиты на покупку техники, но их как-то надо будет отдавать, да ещё и с процентами – если же прибыли хватает только чтобы на следующий год продолжить фермерство и чтобы год кое как сводить концы с концами, то за счёт чего погашать кредиты? И опять же, а если неурожай? Фермер, целый год работая, останется без денег да ещё и в долгах.

Описанный выше комплекс проблем мелкого и среднего сельхозпроизводителя, делает занятие фермерством в России невыгодным делом.

Но всё же у фермера остаётся 2 пути нормального существования: находить клиентов для сбыта продукции среди обеспеченных жителей города, которые будут ездить к нему в деревню и покупать у него продукцию для своей семьи, или объединяться с другими фермерами и создавать коллективные фермерские хозяйства (аналог колхозов в условиях рыночный экономики). Главная проблема первого пути – сложно найти клиентов, способных платить достойную цену за продукцию. Проблемы второго пути: разобщённость фермеров и их большая территориальная удалённость друг от друга; бюрократическая волокита и чиновничий прессинг, через которые придётся пройти колхозу нового типа; недостаточные мощности и финансовый оборот таких объединений ввиду малого количества фермеров, которых можно таким образом объединить, в результате чего конкурировать с агрохолдингами, ведущими вдобавок ещё и нечестную конкуренцию, в том числе и в ущерб потребителю, современным колхозам крайне трудно. Эти 2 пути выживания мелких и средних сельхозпроизводителей хоть и сопряжены с проблемами, но всё же дают возможность сельским жителям вести свой бизнес, а значит, не дают окончательно погибнуть российской деревне.

Вторая причина вымирания деревень – сокращение жизненно необходимых сельских бюджетных учреждений, таких как детсады, школы, больницы и т.д. [3]. Причиной тому антинародные реформы и законы, такие как Закон о коммерциализации бюджетной сферы, перевод учреждений на подушевое финансирование, всевозможные постановления правительства об «оптимизации» бюджетных учреждений [4, 5]. Чего стоит только одно сокращение [6] поликлиник и больниц [7], в результате которого за 2013-2015 годы в России сократили более 100 тыс. больничных коек, преимущественно специализированных и располагавшихся в районных больницах, что привело к увеличению в 2015 году смертности на 24000 человек [8]. По данным Росстата [9], число школ с 2005 года сократилось на 20000. И большинство из них – сельские школы. Результатом становится оторванность деревни от цивилизации, что приводит к её вымиранию.

Отсутствие дорог и проблемы с транспортом делают жителей деревень оторванными от окружающего мира: в больницу – не уехать, до вокзала – не добраться, на рынок – не попасть. Около 210 тысяч км сельских автодорог в России не имеют даже щебеночно-гравийного покрытия, т.е. дорогами их назвать вообще нельзя, это просто направления, земля, по которой люди часто ездят и которую поэтому называют дорогой [10]. С учётом того, какая погода в нашей стране бывает весной и осенью и как размывает дороги летом после дождей, значительную часть года многие населённые пункты оказываются полностью оторванными от внешнего мира. А как людям передвигаться по селу и выезжать за его пределы в это время? А если скорую вызвать понадобится? А как детям в школу райцентра ездить, ведь деревенские школы реформаторы давно сократили? Усугубляет ситуацию ещё и плохое автобусное сообщение [11].

Итак, что же необходимо делать власти, чтобы остановить вымирание русской деревни.

Я предложу 15 шагов по спасению наших деревень:

Глава 6 Послевоенная жизнь деревни

1945год. Война, продолжавшаяся четыре года, наконец, закончилась. О Победе узнали не сразу, радио и телефонов не было, газеты еще не издавались. Кто-то из жителей принес эту радостную весть, прибыв из соседней деревни. Так от деревни к деревне распространялась такая новость. В каждой семье радовались Победе, окончанию неимоверных мучений, надеялись на улучшение жизни. Ждали скорейшего возвращения своих воинов с фронта. Но вернулись очень немногие, большинство погибли на Ленинградском и Калининском фронтах. Война принесла народу много горя, разруху, разбитые дороги, массовые похоронки. На этой войне погиб и мой отец. В 1941году он был ранен, эвакуирован в госпиталь в Ленинград, а в 1942 году умер от истощения в госпитале блокадного города. Погибли младший брат отца и четыре брата моей матери: один в Финскую войну, три — в Отечественную.

Большая часть мужчин нашего прифронтового района погибла на полях сражений, многие семьи не вернулись из эвакуации, сразу уехали в города. Но людям, вернувшимся домой, нужно было восстанавливать свои разрушенные жилища и колхозное хозяйство.

Основной «рабочей силой» в послевоенное время были женщины-вдовы да подростки. Сельхозтехника была утеряна или разбита во время войны, лошадей было мало. Земля за четыре года войны была «запущена», т.е. заросла сорняками, да и по структуре малоплодородная, она требовала много минеральных и органических удобрений. Но ничего не было.

Машинно-тракторные станции (МТС) присылали старые тракторы марки ХТЗ с огромными задними колесами, которые часто ломались и большую часть времени находились в ремонте. Трактористы марку ХТЗ в шутку расшифровывали так: «хрен тракторист заведешь».

Урожаи, собираемые с полей, были низкими, да и та продукция, выращенная с большим трудом, сдавалась государству. Городам нужны были хлеб, мясо. Страна восстанавливала разрушенное войной хозяйство, конечно, прежде всего, в городах, на деревню внимания обращалось недостаточно. Люди работали практически бесплатно от зари до зари, а летом и без выходных.

Читайте так же:  Воробьев губернатор как позвонить

При нехватке лошадей и тракторов местные власти заставляли колхозников пахать и боронить землю с использованием своих коров. Естественно, коровы резко снижали удои молока.

Летом мы, дети, тоже работали в колхозе. Школа требовала, чтобы мы заработали за каникулы трудодни. Во время уборки урожая мы возили на лошадях снопы. Лошадей нам запрягут, снопы на телеги погрузят, и мы везли их с поля до гумна. Лошади были старые, замученные, часто не хотели тащить груженые телеги. Дороги были плохие, сплошь в ямах, возы иногда застревали в таких ямах, иногда опрокидывались, иногда и лошади распрягались. В общем, и детям доставалось ощутить трудности послевоенной жизни.

На заработанный трудодень осенью выдавалось 100 – 200 гр. зерна. При интенсивной работе трудоспособный человек мог заработать 200 – 250 трудодней, а значит получить 50 – 60 кг зерна. Но этого было очень мало, чтобы семье прожить весь год.

Выручали свой огород и корова, если кто смог ее приобрести. Необходимо отметить, что многим жителям вернули коров, сданных в начале войны «под расписку». Коровы были трофейные немецкие, огромные, черно-белой масти. Но коровы были больные, прожили около года и все передохли.

Каждой семье разрешалось иметь огород общей площадью 40 соток вместе с землей, занятой домом. Землю в огороде копали вручную лопатами рано утром, до начала работы в колхозе, или после работы. Такой непосильный труд лежал на плечах наших женщин.

В то время сельские жители облагались большими натуральными налогами. С каждой коровы нужно было сдать бесплатно 300 литров молока жирностью 3,9% (по 3 литра в течение 100 дней – целое лето!).

Теленка с его рождения контрактовали, т.е. обязывали хозяев его вырастить, а осенью почти бесплатно сдать государству. Если теленка нет, то нужно взамен сдать 50 кг мяса (это вес теленка) или заменить молоком. Независимо от того, держит селянин кур или нет, 50 шт. яиц нужно было сдать или компенсировать молоком.

Колхозники жили без паспортов, выйти из колхоза (уволиться) было невозможно, т.к. человек лишался огорода, возможности иметь скот, ему запрещалось пасти свой скот на колхозном пастбище. Уехать из деревни тоже было сложно – в городах на работу без паспортов не принимали.

Но, несмотря на все сложности, молодежь из деревни уезжала, кто учиться (это не препятствовалось), кто уезжал по вербовке, кто на стройки выполнять любую тяжелую работу. Там им выдавали временные паспорта. Отработав 3-5 лет на тяжелых работах, получали постоянные паспорта. В городах жизнь была намного лучше, зарплату платили регулярно, был фиксированный рабочий день, имелись какие-то развлечения.

Отслужив в армии, ребята в деревню не возвращались, тем более что городам большим и малым требовалось неограниченное количество рабочих рук для восстановления разрушенного народного хозяйства и выполнения многих пятилеток. Чтобы сохранить молодежь, в деревню необходимо было вкладывать средства на строительство дорог, повышение материального уровня жизни, развитие сети школ, клубов. К сожалению, своевременной помощи деревни не оказывалось.

В семидесятых годах в деревню провели электричество, люди стали обзаводиться радиоприемниками, телевизорами, условия жизни несколько улучшились. Но колхозы были убыточны, хлеб, лен стало сеять невыгодно, да и некому. Трудоспособных людей в деревне осталось мало.

Было принято решение укрупнить колхозы путем объединения нескольких мелких колхозов в один. В каждой деревне остался только свой бригадир, можно сказать, полновластный хозяин, он решал кого, куда направить на работу, кому дать или не дать лошадь для личных целей, например, привезти дрова или сено. Часто бригадиры злоупотребляли своей властью, требовали от людей подачек.

Но и укрупненные колхозы (их стали называть сельхозартелями) не принесли улучшения жизни. В итоге, колхозы были ликвидированы. Вместо колхозов организовали большой совхоз «Селигер» животноводческого направления, в который было включено полтора десятка деревень. В деревне построили скотный двор, в котором доращивали молодых телят до товарного состояния. Теперь люди, в основном, стали заниматься только заготовкой кормов для скота. Рабочим совхоза стали платить зарплату, хоть и небольшую. Прежние кабальные налоги были уже давно отменены. Но людей-то, работников, в деревне почти не осталось.

В настоящее время в деревнях, расположенных ближе к райцентру, где и дороги лучше, и автобусы ходят, есть магазины, школы, клубы, там есть и молодежь, а значит, и перспектива. В отдаленных от райцентра деревнях жизнь, наоборот, замерла. Местные жители – одни старики, постепенно уходят в мир иной.

Несмотря на тяжелый труд и практически при отсутствии медицинского обслуживания, люди, в основном женщины, в деревне жили долго, более 70 –80 лет. Происходило это благодаря хорошей экологической среде, чистому воздуху и колодезной воде, употреблению натуральных продуктов, выращенных на своих огородах.

В последние годы в деревне появилось много заброшенных и полуразрушенных домов. Старики, их владельцы, покинули этот мир, а их дети и внуки, живущие в городах, навещают деревню редко, а то и совсем не приезжают. Отремонтировать эти дома, даже при желании, некому, не осталось в деревне работоспособных мужиков. Продать эти дома также невозможно. У городских пенсионеров на их покупку и ремонт денег нет, а люди богатые строят новые виллы в более оживленных местах озера Селигер, где имеются лучшие дороги. А наша деревня не перспективная, нет ни магазина, ни школы, ни медпункта, расположена в стороне от большака, где ходит автобус. Для молодых такая деревня не привлекательна.

И уже колхоза, и совхоза давно не существует, и людей, постоянно там проживающих, не осталось, туда приезжают на лето только дачники подышать свежим воздухом. Все прошло на виду нашего старого дуба. Он стоит прочно, и еще проживет не менее пятидесяти лет, как незримый свидетель расцвета, упадка и исчезновения нашей деревни, да и многих других таких же деревень в нашей стране.

А природные условия и экология здесь замечательные, есть леса, где много ягод и грибов, поля (уже зарастающие кустарником), много озер с чистейшей водой, где водится много рыбы. Но этот прекрасный край в самом центре России оказался заброшенным, маловероятно, что когда-нибудь оживет. А как хочется верить, что произойдет чудо.

Выплаты сельским жителям в вымирающих деревнях

Кому положено: врачи и фельдшеры до 50 лет, переехавшие на работу в сельские населенные пункты с населением до 50 тысяч человек.

Сколько: до миллиона рублей и социальное жилье.

Что нужно знать: за помощь от государства нужно проработать на селе не менее пяти лет. Если с «подъемными» проблем не возникает – это федеральные средства, со вторым пунктом немало проблем. Подробнее мы рассказывали в материале «Почему врачи-миллионеры уезжают из сельских больниц Башкирии».

Видео (кликните для воспроизведения).

Куда обращаться: Местное управление здравоохранения.

Кому положено: жители села, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, собирающиеся переехать в село горожане. В приоритете – молодые специалисты до 35 лет, работники агропромышленного комплекса и социальной сферы.

Читайте так же:  Ворзнаграждение адвоката в процентах от суммы

Сколько: до 1,5 млн рублей.

Что нужно знать: для того чтобы получить социальную выплату, нужно представить местной власти заявление с пакетом документов. Полный список – по этой ссылке (вам нужно приложение номер 4). Вы должны будете внести не менее 30% стоимости дома или квартиры. Можно использовать материнский капитал. Получив субсидию, вы должны будете проработать на селе не менее пяти лет.

Куда обращаться: в МФЦ, отдел сельского хозяйства района или республиканский Центр сельскохозяйственного консультирования. Его телефон (347)273-15-10.

Кому положено: жителям республики, желающим заняться производством сельхозпродукции.

[3]

Сколько:

• До 3 млн рублей на молочное и мясное скотоводство и 1,5 млн по иным видам деятельности на поддержку начинающим фермерам (10% стоимости проекта нужно внести за счет личных средств).

• До 30 млн на открытие семейной животноводческой фермы по направлению «молочное и мясное скотоводство», до 21,6 млн по иным направлениям (60% — бюджет и 40% — личные средства. Деньги распределяются по конкурсу).

Для сельчан, объединившихся в кооператив:

До 70 млн рублей на развитие материально-технической базы (60% — бюджет и 40% — личные средства).

• До 3 млн на открытие переработки продукции (91% — бюджет и 9% — личные средства).

Что нужно знать: получение сельхозсубсидии – самый сложный и ресурсоемкий процесс. По каждому из пунктов необходимо собрать много документов. Их полный перечень по каждой из программ можно посмотреть по этой ссылке.

Куда обращаться: в отдел сельского хозяйства района или республиканский Центр сельскохозяйственного консультирования. Его телефон (347)273-15-10.

Минсельхоз предложил рецепт возрождения русской деревни

Желающим переселиться в сельскую местность предоставят льготную ипотеку и соцвыплаты

Фото: ПГ/Игорь Самохвалов

Чтобы повысить качество жизни в русских деревнях и сёлах, нужно системно улучшать инфраструктуру и строить благоустроенные дома. Такие предложения содержит проект государственной программы комплексного развития сельских территорий, который разрабатывает Минсельхоз. Этому же предмету будет посвящён доклад зампреда Правительства Алексея Гордеева в Совете Федерации 13 марта. Каков же рецепт качественного подъёма российской глубинки?

Сёлам дадут больше триллиона рублей

«Ключевым, долгосрочным фактором устойчивого роста сельского хозяйства должно стать повышение качества жизни людей, тех, кто трудится на селе», — отмечал президент Владимир Путин в недавнем Послании Федеральному Собранию. Улучшению благосостояния селян и посвящён документ, опубликованный Минсельхозом на портале проектов нормативных актов 11 марта.

Проект программы расписан до 2025 года. За это время на реализацию поставленных в ней задач планируется потратить больше 1,37 триллиона рублей. Львиную долю денег направит федеральный бюджет, регионы добавят около шести процентов всей суммы.

Медведев рассказал, где ставить ударение в слове «свёкла»

В госпрограмму заложены также проекты по строительству газо- и водопроводов, дорожной и социальной инфраструктур, в том числе школ, офисов врачей, спортивных объектов, учреждений культуры.

Кому дадут денег на домик в деревне

В проекте программы есть два приложения, посвящённые материальной помощи сельским жителям и тем, кто хочет ими стать, для решения жилищного вопроса. В одном из них речь идёт об ипотеке по льготной ставке — один процент годовых. Займы можно направить на строительство дома, покупку готового жилья или взнос на долевое строительство. Льготную ипотеку предоставят россиянам, которые работают и постоянно проживают в селе, либо имеют такие планы.

Для жителей сёл в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах максимальный размер ипотеки составит пять миллионов рублей, в остальных регионах — три миллиона. При этом 20 процентов стоимости дома заёмщик должен будет оплатить самостоятельно. Для этих целей можно использовать государственные выплаты.

Одним из источников средств может стать социальная выплата для сельских жителей. О ней говорится в ещё одном приложении госпрограммы. Выплату можно будет потратить как на ипотеку (погашение первого взноса, основного долга или процентов), так и на самостоятельное строительство.

Получить деньги смогут и те, кто только переехал в деревню и хочет работать в АПК или сельским ветеринаром. Претендовать на выплаты они смогут, если у них нет в собственности жилья, но при этом хотя бы один член семьи уже работает в указанных сферах в той же деревне.

В сёлах начнётся технопрорыв

В январе глава Правительства Дмитрий Медведев провёл совещание, на котором министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев рассказал об основных задачах госпрограммы комплексного развития сельских территорий. По его словам, госпрограмма нацелена на повышение доходов сельского населения, в том числе посредством создания новых рабочих мест. Отдельные проекты посвящены развитию сельского бизнеса и экотуризма. Есть планы и по внедрению современных технологий: «зелёной» энергетики, телемедицины и прочего.

По итогам совещания было решено принять за основу проект Минсельхоза, но при этом проанализировать отраслевые мероприятия по устойчивому развитию деревень, чтобы исключить их дублирование в госпрограмме. Также Дмитрий Медведев поручил провести оценку экономической эффективности предложенных проектов.

Напомним, президент поручил кабмин утвердить эту программу до 1 июля 2019 года, чтобы она начала работать с января 2020 года.

Рулить будет Минсельхоз

Россияне смогут заработать на продаже грибов и ягод

Депутат добавил, что его коллегам нужно отсмотреть уже работающие программы по развитию сельских территорий. «Нам необходимо свести это все воедино, чтобы основным оператором развития сельских территорий в дальнейшем стало Министерство сельского хозяйства и в итоге качество жизни на селе действительно поменялось, и поменялось существенно», — заключил он.

Почему вымирают деревни? В сёла едут только отдыхать

Чего стыдится молодёжь?

Савинский район — один из тех, где значительная часть проживающего населения занята производством сельскохозяйственной продукции. Как и в других районах, экономические реформы 90-х годов в сельском хозяйстве привели к разорению нескольких хозяйств. А в тех, что продолжали работать, наблюдали значительный спад производства. Сельские жители вынуждены были уезжать в города. Деревни стали вымирать.

— В 2006 году стали реализовывать национальный проект «Развитие АПК». Те хозяйства, что ещё были на плаву, сумели воспользоваться возможностями этого проекта и начали развиваться. Сегодня в районе успешно работают 5 развивающихся сельхозпредприятий. Но для них крайне актуальна проблема привлечения молодых кадров, — рассказывает глава Савинского района Николай Пашков.

Чтобы вернуть молодёжь на село, по мнению главы района, необходима государственная программа комплексного развития сельских территорий, в которой было бы предусмотрено строительство социальных объектов, инженерных сооружений, благоустроенного жилья.

— Кроме создания условий для жизни и работы в деревнях, необходимо усилить информационную и пропагандистскую политику в отношении села. Проще говоря, показать, что жить и работать здесь престижно. Сегодня молодёжь, которая и не хотела бы уезжать, порой стыдится остаться на селе, потому что попадёт в разряд неудачников, — отмечает Николай Пашков.

Кого манит земля?

Заместитель главы администрации Вичугского района Андрей Котлов считает, что шанс на возрождение у некогда забытых сёл и деревень есть. По его словам, в последние годы процесс переселения граждан из деревень Вичугского района приостановился. А по ряду деревень наметился даже прирост числа жителей.

Читайте так же:  Егов кз официальный сайт проверить налоги

— В первую очередь это связано с газификацией населённых пунктов и решением других социальных вопросов. Немаловажным фактором притока жителей стало увеличение числа состоятельных граждан, которые могут приобрести в деревне землю. В ряде сёл и деревень Сунженского сельского поселения за право приобрести земельные участки развернулась серьёзная конкуренция, — уточняет Андрей Котлов.

Покупают дома активно, причём самые разные: с газом и полуразрушенные, под снос. И возводят на их месте современные коттеджи с баней и бассейном. Приезжают новые владельцы преимущественно по праздникам и на лето. И не работать, а отдыхать.

— Почти все заброшенные дома в сёлах нашего района сегодня скупают городские жители. Потому что стремятся как можно больше времени проводить в деревне и даже пытаются производить для себя экологически чистую продукцию, — отметил Николай Пашков.

А земли на заброшенных участках остаются необработанными.

— Очень злободневным стал вопрос использования земли. Настало время наделить землёй тех, кто на ней работает, и изъять её у тех, кто её не обрабатывает, — считает глава Савинского района.

Комментарий

Наталья Абрамова, жительница г. Иваново:

— В Южском районе продают дома по цене от 200 до 600 тысяч рублей — в зависимости от благоустроенности. Участки — в среднем по 10 соток. Постройки хоть и старинные, но встречаются добротные. Некоторые каменные. Приезжают и интересуются люди не только из Ивановской области, но и из других регионов. Место действительно живописное: 15 минут до леса и речки, село большое, работают церковь, магазины, больницы, школа и детский сад. Отдыхать от городской суеты здесь, конечно, хорошо. И даже тянет остаться жить. Одна беда: работать негде.

Закрыть нельзя оставить

С 1 января следующего года вступит в силу федеральный закон о жилищных субсидиях переселенцам из закрывающихся населенных пунктов в районах Крайнего Севера.

В СЗФО воспользоваться федеральными деньгами смогут жители Ненецкого автономного округа, Архангельской и Мурманской областей, чьи поселки и населенные пункты попадут под официальную процедуру ликвидации. «Российская газета» выяснила, как обстоят дела с закрывающимися населенными пунктами в регионах СЗФО и почему заполярные поселки нельзя сравнивать с вымирающими российскими деревнями.

Чтобы закрыть неперспективную деревню или поселок, региональные и муниципальные власти должны провести референдум и получить согласие всех жителей населенного пункта на его ликвидацию. Затем после согласования с федеральным правительством издается постановление регионального органа исполнительной власти.

Раньше жители Крайнего Севера, выезжающие из закрывающихся поселков и деревень, приравнивались в правах к переселенцам, которые покидали северные районы по собственному решению и личным причинам. Вынужденные переселенцы из ликвидируемых населенных пунктов попадали под действие федерального закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», согласно которому претендовать на федеральные деньги могли пять категорий граждан. Этот же документ рекомендовал региональным и муниципальным властям решать жилищные проблемы жителей расформированных деревень в первую очередь, из-за чего без федеральных субсидий часто оставались инвалиды и пенсионеры, которые по своей воле желали покинуть не самые подходящие для их жизни заполярные территории.

Теперь жилищный вопрос вынужденных переселенцев вынесен в отдельную строку федерального бюджета. Не исключено, что уже в следующем году власти северных регионов с двойным усердием займутся ликвидацией неэффективных населенных пунктов.

— Причиной закрытия населенного пункта могут послужить несколько факторов, — вводит корреспондента «РГ» в курс дела глава Приморско-Куйского сельсовета Заполярного района НАО Виктор Таратин. — Первый — если численность населения деревни или поселка не превышает 100 человек. Второй фактор — отсутствие ежедневного транспортного сообщения с населенным пунктом, третий — отсутствие организаций и предприятий, которые смогли бы составить основу территориальной инфраструктуры. Четвертое условие — невозможность или экономическая нецелесообразность создания или восстановления производств.

В скором времени с карты Заполярного района исчезнет еще один населенный пункт — деревня Черная, которая входит в состав муниципального образования «Приморско-Кувейский сельсовет». Местные жители — все 22 человека — проголосовали за закрытие неперспективной деревни единогласно. Теперь муниципальные и региональные власти решают жилищный вопрос переселенцев. Как подсчитали в администрации Ненецкого автономного округа, на ликвидацию Черной придется потратить порядка 27 миллионов рублей.

Закрытие бесперспективного населенного пункта — не прецедент для СЗФО. В 2008 году вышло пилотное постановление администрации НАО об упразднении рыбацкой деревни Нарыга. На тот момент в Нарыге было зарегистрировано 15 человек. Сейчас министерство экономического развития Мурманской области согласовывает с федеральным правительством решение о закрытии сельского населенного пункта Риколатва. Как подсчитали в правительстве Мурманской области, на расселение Риколатвы придется потратить свыше 150 миллионов рублей.

— Впрочем, экономический эффект от закрытия неперспективных поселков и деревень «съедят» разовые затраты на переселение местных жителей, — не отрицают в администрациях северных регионов и муниципальных районов. К примеру, на северный завоз топлива и товаров в ненецкую деревню Нарыга окружная казна ежегодно тратила пять миллионов рублей. Содержание Риколатвы обходится мурманским властям как минимум в 20-25 миллионов рублей в год.

По всей стране, согласно данным переписи 2010 года, насчитывается 36,7 тысячи деревень, где проживает меньше 10 человек. Ни федеральный центр, ни власти регионов не готовы принимать комплексные программы по расселению всех бесперспективных российских деревень.

— Вы хотя бы представляете, сколько это будет стоить? — говорит директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. — Расселить все неперспективные российские населенные пункты с экономической точки зрения просто невозможно. Исключение составляют только единичные поселки в северных регионах страны, однако здесь речь идет о жизни и смерти.

Никита Масленников, доцент кафедры государственного и муниципального управления Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, эксперт в сфере социальной политики и территориальной экономики:

Видео (кликните для воспроизведения).

— Существующая система расселения — важнейшая составляющая нашей истории и культуры. Я не одобряю ситуацию, когда власти богатых сырьевых регионов пытаются облегчить себе жизнь за счет переселения жителей малых поселков и деревень, даже если все селяне дают согласие на переезд. Мы никогда не узнаем, было ли это согласие добровольным или его удалось получить в результате уговоров и не обеспеченных действиями обещаний.

Источники


  1. Ло, Реймонд Фен-Шуй и анализ судьбы; София, 2011. — 224 c.

  2. Панов, А. Б. Административная ответственность юридических лиц / А.Б. Панов. — М.: Норма, 2013. — 192 c.

  3. Малько, А.В. Теория государства и права (для бакалавров). Учебник / А.В. Малько, др.. — Москва: Высшая школа, 2015. — 196 c.
Выплаты сельским жителям в вымирающих деревнях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here